Меню Рубрики

Практика уголовных дел по отравлениям

Система уголовного правосудия — весьма непростое направление в правоприменительной практике, так как от решения суда зависит дальнейшая судьба человека. Именно в уголовном процессе цена юридической ошибки наиболее высока. Во многом исключить неверное решение на той или иной стадии уголовного процесса помогает сложившаяся судебная практика по уголовным делам.

Судебная практика регулярно анализируется и обобщается судами всех уровней. При этом, регулярно публикуются обзоры судебной практики, подготавливаемые Верховным Судом Российской Федерации. Также регулярно отдельные вопросы применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства находят отражение в Постановлениях Пленума ВС РФ.

В ходе судебного процесса по уголовным делам суды регулярно прибегают к материалам судебной практики, на основании которой анализируется представленная доказательная база, определяется точность квалификации преступления, делаются выводы о возможном наказании.

Активно используются материалы судебной практики по уголовным делам, возбужденным по редким составам преступлений, то есть таким, по которым редко проводятся следственные действия, а тем более передаются материалы в суд. Как правило, даже органы предварительного следствия имеют определенные сложности при сборе доказательств, организации процесса расследования. Часто небольшие данные из судебной практики, отраженные в обзоре, являются основным средством, которое помогает подготовить дело к судебному процессу. Примером таких составов преступлений являются следующие статьи Уголовного кодекса Российской Федерации: ст. 143 «Нарушение правил охраны труда», ст. 245 «Жестокое обращение с животными», ст. 191 «Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга». Отметим, что органы предварительного следствия не вправе в ходе расследования дела обращать внимание на какие-либо факты, непосредственно не связанные с ним. Поэтому сбор и обоснование доказательной базы не может строиться на материалах ранее рассмотренных дел. В то же время допускается использовать обзоры судебной практики для определения правильной квалификации состава преступления, то есть при расследовании противоправного деяния органы следствия могут прибегнуть ранее вынесенным решениям с целью более точной квалификации содеянного, определения законности улик. В Верховном Суде РФ довольно часто анализируются судебные решения на предмет правильной квалификации преступления, сбора доказательств на стадии предварительного следствия, полученные данные входят в обзор судебной практики по уголовным делам, предназначенный для органов предварительного следствия. Тем самым ВС РФ оказывает методическую помощь правоохранительным органам, проводящим расследования, а также устраняет неточности в нормативно-правовых актах, регламентирующих работу следствия. Особо стоит отметить, что многие недоработки законодателей также устраняются на основании правоприменительной практики. Постановления Пленума ВС РФ уточняют отдельные нормы уголовного закона, а также подзаконных актов, тем самым практика использования законодательства работает не только на отправление правосудия, но и на совершенствование его нормативно-правовой базы.

Совет: на стадии предварительного следствия в некоторых случаях можно опираться на Постановления Пленума ВС РФ и требовать от работников следственных органов учитывать их в своей работе.

Большое значение анализ судебной практики имеет и для защиты подозреваемого. На основании рассмотрения аналогичных уголовных дел защитник может определить варианты защиты подзащитного, в том числе и собрать достаточную базу опровержения улик, предъявляемых стороной обвинения. Часто анализ приговоров суда, а особенно описательной их части, дает возможность разработать стратегию поведения подзащитного, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании. Опытный адвокат еще на стадии расследования дела сможет спрогнозировать варианты поведения стороны обвинения, определить возможное наказание и на основе этих данных построить всю свою дальнейшую работу. Нередко материалы судебной практики позволяют защите добиться более мягкого наказания, а то и вовсе оправдать обвиняемого.

Опыт показывает, что наиболее активно процесс использования судебной практики осуществляется сторонами именно в ходе судебных заседаний. Примеры из судебной практики по рассматриваемой категории дел, а также Постановления Пленума ВС РФ приводятся в заседаниях для:

  • Обоснования позиции обвинения, в том числе уточнения квалификации содеянного, законности предъявляемых доказательств;
  • Обеспечения защиты подсудимого путем предложения вариантов изменения квалификации содеянного, исключения доказательств, имеющих неоднозначную трактовку;
  • Уточнения приговора суда путем обоснования его позиции соответствующими Постановлениями Пленума ВС РФ.

В отличие от судебной практики по гражданским делам, правоприменительная практика по уголовному законодательству всегда анализируется по категориям рассматриваемых вопросов, а территориальная подсудность здесь имеет меньшее значение. Это вызвано спецификой уголовного судопроизводства, где чаще всего отсутствует ситуация, что решения судов по какой-либо категории существенно отличаются в разных регионах. Напротив, даже самых разных субъектах федерации приговоры по аналогичным делам в большинстве своем схожи. Данный факт значительно облегчает анализ судебной практики всеми участниками уголовного процесса, так как для рассмотрения можно использовать практически любой обзор по интересующему вопросу, подготовленный судом.

Совет: не смотря на то, что суды в большинстве своем выносят одинаковые приговоры, необходимо обращать внимание на такие нюансы: происхождение и социальный статус потерпевшего и обвиняемого; общественный резонанс.

Действующее законодательство предусматривает, что по большинству составов преступлений, а также различным процессуальным вопросам, судебные органы должны представлять в открытом доступе судебные решения. Кроме того, на всех судах лежит обязанность регулярно публиковать обзоры судебной практики, которые обобщают практику рассмотрения дел различных категорий, особенно это касается дел, имеющих большой общественный резонанс, а также рассмотрение составов преступлений являющихся редкими. Но анализ правоприменительной практики, а особенно по уголовным делам, это удел профессионалов в области права, так как уголовное законодательство весьма многогранно и имеет множество нюансов, разобраться в которых только опытному юристу. Поэтому вопросы уголовного законодательства стоит доверять специалистам, имеющим большой практический опыт участия в уголовном процессе, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

Судебная практика по уголовным делам – это обширный пласт практического материала по использованию уголовного права от момента установления факта преступления и до момента вынесения приговора суда, определяющего размер наказания виновного в преступлении лица. Анализ судебной практики необходим всем участникам уголовного процесса, так как позволяет сформировать достойную доказательную базу, что в конечном итоге ведет к справедливому и объективному рассмотрению дела, тем самым исключая возможность привлечения к ответственности невиновного или чрезмерно сурового наказания лицу, совершившему преступление.

источник

Фазлатдинов Назми Николаевич, . , ранее судимый 17 июня 2015 года по приговору Лефортовского районного суда г. Москвы по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

председатель Московского областного суда Харламов А.С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с ходатайством об изменении территориальной подсудности уголовного дела по обвинению Салтруковича О.А. в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 296 и частью 2 статьи 297 УК РФ в отношении бывшего председателя Серпуховского районного суда Московской области, а в настоящее время судьи Московского областного суда Урбанович Н.Д.

1. Определением от 27 марта 2018 года N 831-О Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.Г. Казистова на нарушение его конституционных прав статьей 191 УК РСФСР и статьей 317 УК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

1. Вынесенным в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации постановлением судьи районного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, отказано в удовлетворении поданной в интересах гражданина К.В. Вагина жалобы на постановление о возбуждении в отношении него уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью шестой статьи 290 УК Российской Федерации. При этом суды обеих инстанций отметили, что оспариваемое постановление вынесено надлежащим должностным лицом и отвечает всем требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к форме и содержанию данного процессуального документа. Доводы же, касающиеся правовой оценки содеянного, оставлены без рассмотрения, поскольку вопросы, связанные с квалификацией деяния, не могут выступать предметом исследования в порядке названной судебной процедуры.

1. Приговором районного суда от 13 мая 2019 года, вынесенным судьей единолично, гражданин Л.А. Трегубов осужден за совершение в период отбывания наказания в виде лишения свободы преступления, предусмотренного частью второй статьи 321 УК Российской Федерации. Полагая, что его уголовное дело должно быть рассмотрено судом с участием присяжных заседателей, осужденный обжаловал в апелляционном порядке принятое по итогам предварительного слушания постановление от 21 марта 2019 года о назначении судебного заседания, которым также отказано в удовлетворении ходатайств стороны защиты об истребовании доказательств и о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Апелляционным постановлением областного суда от 23 мая 2019 года производство по апелляционной жалобе Л.А. Трегубова прекращено ввиду того, что на момент ее рассмотрения в его отношении вынесен обвинительный приговор, а каких-либо подлежащих самостоятельному обжалованию решений, с учетом положений части седьмой статьи 236 УПК Российской Федерации, оспариваемое постановление не содержало.

ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 159 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

Пункт «в» части третьей статьи 146 УК Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в особо крупном размере. При этом согласно примечанию к данной статье предусмотренные в ней деяния признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают сто тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей.

1. Гражданин К.А. Котов оспаривает конституционность статьи 212.1 УК Российской Федерации, согласно которой нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, если это деяние совершено неоднократно, наказывается штрафом в размере от шестисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

осуждена за совершение преступления, предусмотренного ч. 1.1 ст. 205.1 УК РФ, к лишению свободы на срок 8 лет в исправительной колонии общего режима.
Судом решены вопросы о сроке отбывания наказания, мере пресечения, вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 228.3 УК РФ на 1 год, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, ч. 8 ст. 302 УПК РФ освобожден от наказания в связи с истечением сроков давности; по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ на 16 лет в исправительной колонии строгого режима;

25 декабря 2006 г. определением коллегии судей Северо-Кавказского окружного военного суда дано заключение о наличии в действиях судьи Грузды Р.В. признаков преступления, предусмотренного пунктом «а» части 2 статьи 174 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 121-ФЗ).

обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ,
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ситникова Ю.В., выступления обвиняемого Серебренникова П.Н., защитников Романенковой Н.Н. и Худякова В.А. в обоснование доводов апелляционных жалоб, выступление прокурора Кривоноговой Е.А. об отсутствии оснований для отмены постановления Верховного Суда Российской Федерации, Апелляционная коллегия

Мякиева Багаутдина Магомедовича, родившегося . года в г. . . области . СССР, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ.

1. 24 мая 2001 г. Тарумовским районным судом Республики Дагестан по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, 29 декабря 2007 г. освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 1 месяц 14 дней;

осужден 23 октября 2017 года по приговору Ленинского районного суда Санкт-Петербурга по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ) к пяти годам лишения свободы и по ч. 3 ст. 127 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности преступлений назначено в виде семи лет лишения свободы (апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 20 ноября 2018 года зачтено время содержания Кришьяна под стражей в период с 15 августа 2013 года по 20 ноября 2018 года из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима и Кришьян освобожден от назначенного наказания в связи с его фактическим отбытием),

осуждена по ч. 2 ст. 159 УК РФ на 2 года лишения свободы, в соответствии со ст. 82 УК РФ исполнение приговора отсрочено до достижения дочерью — А. . года рождения, 14-летнего возраста. Постановлено взыскать с Ахмадовой Э.Л. в счет возмещения ущерба 280.000 рублей в доход государства.

осужден к лишению свободы: — по пунктам «ж», «и» части 2 статьи 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года N 63-ФЗ) на 11 лет;
— по пунктам «а», «в», «г» части 2 статьи 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 года N 420-ФЗ) на 3 года;

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 октября 2007 года приговор оставлен без изменения.

— п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (преступление от 2 и 22 декабря 2015 года) к 5 годам 6 месяцам лишения свободы;
— ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (преступление от 23 декабря 2015 года) к 5 годам лишения свободы.

источник

бездействие преступление уголовный суд

Читайте также:  Симптомы отравление фенол и формальдегид

В области уголовного права вопрос о причинной связи возникает при привлечении лица к уголовной ответственности за наступившие вредные последствия. Объективный характер причинной связи означает, что органы следствия и суд могут и обязаны с полной достоверностью установить наличие или отсутствие причинной связи между деянием лица и этими последствиями, а не исходить в решении вопроса из каких-либо догадок или предположений.

Верховный Суд РФ в ряде постановлений и определений подчеркивает необходимость установления причинной связи между деянием лица и вредными последствиями, которые ему вменяются в вину. Анализ архивных уголовных дел и судебной практики позволяет найти массу примеров подтверждающих огромную роль объективной стороны в квалификации преступных деяний. Как известно, общественно опасное деяние порождает общественно опасные последствия, за причинение которых лицо и несет уголовную ответственность.

Так, лицо может нести уголовную ответственность за наступившие последствия лишь в том случае, когда они явились результатом вины умышленной или неосторожной.

Пример: Джамбулским областным судом 15 мая 1962 г. Турсинбеков Р., Байгонов У. и Сембиев Д. осуждены по ст. 764, ч. 2, и ст. 88, ч. 1, п. «г», УК Казахской ССР за хищение семенной пшеницы из колхоза и убийство с особой жестокостью. Осенью 1961 г. Турсинбеков, Байгонов и Сембиев по предварительному сговору похитили 580 кг протравленной гроназоном семенной пшеницы, которую продали чабану колхоза «Кенес» Абдыкеримову.

Абдыкеримов смолол эту пшеницу и употребил ее в пищу, в результате чего 14 декабря 1961 г. семилетняя Каленова скончалась от отравления, а сам Абдыкеримов и четверо других членов его семьи отравились, но в результате медицинской помощи смерть их была предотвращена.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Казахской ССР 5 июня 1962 г. приговор в части осуждения Турсинбекова и других по ст. 88, ч. 1, п. «г», УК Казахской ССР отменила и дело прекратила, признав, что в действиях осужденных не установлено умысла на убийство потерпевших путем отравления.

Президиум Верховного суда Казахской ССР 30 декабря 1962 г. определение Судебной коллегии отменил с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

При вторичном кассационном рассмотрении приговор оставлен без изменения.

Председатель Верховного Суда СССР внес в Пленум Верховного Суда СССР протест, в котором поставил вопрос об оставлении в силе первого кассационного определения.

Пленум Верховного Суда СССР находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Турсинбеков, Байгонов и Сембиев необоснованно осуждены по ст. 88, ч. 1, п. «г», УК Казахской ССР, предусматривающей ответственность за умышленное убийство с особой жестокостью. При рассмотрении данного дела суд первой инстанции и Президиум Верховного суда Казахской ССР, делая вывод о наличии у Турсинбекова и других осужденных умысла на убийство, исходили из того, что им было известно о присутствии ядовитого вещества в пшенице и той опасности, которая грозит в случае употребления ее в пищу без предварительной обработки, о чем они и сообщили Абдыкеримову.

Осужденные специально предупредили потерпевшего об опасности употребления в пишу протравленной пшеницы, из чего следовало бы сделать бесспорный вывод, что несчастный случай произошел уже вследствие неосторожности самого потерпевшего, суд, вопреки этому, признал, что Турсинбеков и другие, действуя с косвенным умыслом, совершили убийство с особой жестокостью.

Между тем в действиях осужденных, как это видно из всех обстоятельств дела, отсутствовал умысел не только на лишение их жизни, но и вообще на причинение потерпевшим особых мучений или страданий.

Судом установлено, что осужденные предупреждали Абдыкеримова о непригодности употребления пшеницы в пищу без предварительного проветривания и промывания и, следовательно, предприняли определенные действия, чтобы не допустить возможного несчастного случая, но Абдыкеримов, пренебрегая их предупреждением, употребил ее в пищу без очищения. При этих обстоятельствах следует согласиться с первоначальным выводом кассационной инстанции, признавшей, что осужденные не только не предвидели, но и не могли предвидеть наступивший по неосторожности самого Абдыкеримова несчастный случай — смерть девочки и отравление других членов семьи.

На основании изложенного Пленум Верховного Суда СССР, соглашаясь с протестом и руководствуясь п. «б» ст. 9 Положения о Верховном Суде СССР, постановил: постановление Президиума Верховного суда Казахской ССР от 30 декабря 1962 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам того же Верховного суда от 17 января 1963 г. отменить, оставив без изменения определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Казахской ССР от 5 июня 1962 г.

Все сказанное свидетельствует о том, что хотя для анализа причинной связи между деянием обвиняемого и наступившим преступным результатом необходимо временное искусственное изолирование этой связи, выделение ее из всеобщей взаимосвязи событий, однако это только первый этап исследования. Полное, законченное представление о совершившемся не может быть получено на основе изучения одного изолированного звена; оно складывается тогда, когда следователь, прокурор, суд мысленно вновь воссоздают всю картину событий, делая это с учетом всей конкретной обстановки совершения преступления, личности виновного и других обстоятельств дела.

Для того чтобы признать наличие причинной связи, требуется прежде всего доказать тот факт, что действие или бездействие лица было необходимым условием наступления вредного последствия. Если бы это действие не было совершено (или бездействие не было допущено), то преступный результат не наступил бы.

Так, капитан рыболовного траулера Ц., находясь в нетрезвом состоянии, пренебрег предупреждением вахтенного помощника о приближении судна к берегу, не обратил внимания на показания глубин эхолотом. В результате судно было посажено на грунт, аварией был причинен значительный ущерб государству. Бездействие Ц. было необходимым условием наступления этих последствий: если бы он проявил должное внимание к навигационной обстановке и принял все меры предосторожности, аварии не произошло бы. Приведем пример, в котором действие обвиняемого не было необходимым условием для наступления вредных последствий и потому не находилось с ними в причинной связи.

Водитель Г. самовольно выехал в рейс без прав на вождение автомашины (они у него ранее были отобраны автоинспекцией за нарушение правил движения). Следуя по городу с установленной скоростью, Г. сбил пешехода, который неожиданно выбежал из-за трамвая, переходя улицу в неположенном месте. Как выяснила экспертиза, водителем были соблюдены все правила дорожного движения и пешеход погиб исключительно по собственной неосторожности.

В данном случае у Г. имеется нарушение правил движения (выезд в рейс без прав), есть и» несчастный случай — гибель человека. Однако причинной связи между двумя этими фактами нет, так как противоправные действия Г. (выезд без прав) не были необходимым условием наступления 36 событий. Очевидно, что, если бы Г. имел права, все при данных условиях произошло бы точно так же. Значит, он не может нести ответственность за смерть человека.

Не рассматривая здесь многочисленные точки зрения о характере первоначального действия, присоединимся к уже упоминавшейся позиции Т.В. Церетели, определившей «нижнюю», т.е. наиболее отдаленную, границу, за которой действие лица теряет причиняющий характер (и, следовательно, исключает его ответственность за вредные последствия). Такой границей является реальная возможность наступления вредных последствий в случае совершения этого действия.

Примером действий, создавших подобную возможность, может быть следующий случай. К. и Г. взялись перевозить пассажиров на не оборудованной для этого и перегруженной лодке при ветре в 8 баллов через реку Березину во время ее разлива. Из-за порыва ветра до 20 м в секунду лодка перевернулась, и пять человек утонули. К. и Г. были осуждены за неосторожное убийство. Действия К. и Г. были несомненно опасны в момент их совершения, и эта опасность превратилась затем в действительность. Их осуждение за неосторожное убийство представляется правильным.

Приведем пример из судебной практики. «Сторож Т. по неосторожности ранил прохожего В. Пуля пробила пряжку ремня В. и осталась в кишечнике. В госпитале хирург М. невнимательно обследовал больного и, извлекая пулю, не заметил осколков металлической пряжки, также находившихся в кишечнике. Кроме того, при производстве операции М. по забывчивости оставил в кишечной полости больного марлевую салфетку. В результате через три дня после этой операции больной В. умер от острого воспаления брюшины. Здесь непосредственной причиной смерти В. послужила грубая небрежность хирурга М. Может ли сторож быть привлечен к уголовной ответственности за смерть В.? Думается, что нет. Связь между действиями Т. и гибелью прохожего В. была осложнена действием самостоятельно присоединившейся силы. Иначе говоря, к преступным действиям сторожа позднее присоединились преступные действия хирурга, вызвавшие общественно опасный результат. Сторож должен нести уголовную ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью, а хирург — за причинение смерти по неосторожности».

Таким образом, в качестве общего правила можно сформулировать следующее: лицо, создавшее своими действиями (бездействием) реальную опасность наступления преступных последствий, несет за них уголовную ответственность, если даже в причинную цепочку между действием (бездействием) и последствием вмешались силы природы, технические средства или действия невиновных лиц. Однако вмешательство независимых виновных лиц исключает ответственность первого лица за преступный результат.

Отличия имеются и в характере привходящих сил, «вклинивающихся» в течение причинной связи между действием (бездействием) первого лица и вредными последствиями. Они более разнообразны, причем значительную роль здесь играют случайные для первого лица события. Вопрос может быть поставлен так: исключается ли ответственность лица, создавшего условия для наступления вредных последствий, если они наступили в результате случайных событий, в том числе зависевших от действий других людей? Для рассматриваемой группы составов ответ должен быть отрицательным: нет, не исключается, если статья закона предполагает такую возможность.

Приведем несколько примеров из судебной практики. «Обвиняемые (главный инженер и начальник смены строительства тоннеля) не выполнили своих служебных обязанностей по немедленному прекращению горных работ, хотя обнаружили осадку эстакады тоннеля и получили заявления рабочих об угрозе обвала: Внезапный обвал действительно произошел, землей была засыпана группа рабочих, и один из них погиб». Понятно, что в данном деле обязанность должностных лиц состояла в предотвращении любой вредоносной случайности, возможной при строительстве тоннеля. Из-за их нераспорядительности такая случайность привела к тяжким последствиям. Верховный Суд СССР отменил оправдательный приговор, вынесенный указанным лицам народным судом, который ссылался на то, что здесь в развитие причинной связи вклинились силы природы.

Читайте также:  Можно ли при отравлении макароны с сыром

Лица, ответственные за соблюдение правил техники безопасности, несут ответственность за допущенное ими преступное нарушение даже тогда, когда несчастный случай произошел непосредственно по вине потерпевшего. Административные правила и уголовно-правовые нормы в этой области (ст. 143 УК) создаются с целью охраны жизни и здоровья людей не только от стихийных сил, но и от ошибочных действий самих работающих, если нарушение условий труда создавало для них опасность.

Можно сделать вывод, что присоединение независимых сил или действий других лиц не исключает ответственности первого лица тогда, когда на нем лежала специальная обязанность по предотвращению вредного результата.

источник

Данная статья – это реакция на запрос наших подписчиков: «расскажите доступно о том, как в общем происходит процедура обвинения по уголовному делу — без ссылок, излишних цитат УПК и «умничаний».

Разберем последовательно стадии уголовного дела – от момента его возбуждения до стадии его окончательного оформления и передачи в суд.

Схема упрощена, поскольку вариантов развития уголовного дела очень много.
По сути, полная схема уголовного дела — это весь УПК.
Но УПК написан так, что в нём «чёрт ногу сломит» — одна статья отсылает к другой, та к третьей, а третья написана так, что словно и не на русском языке написана.

Но здесь мы обобщим и упростим то, что касается основных стадий развития уголовного дела. По ходу текста будут активные ссылки – для уточнения встречающихся понятий, переходите по ним (всё в рамки этой статьи просто невозможно уместить – извините, по-другому никак).

Для появления уголовного дела нужны определенные формальности, дело не возникает на пустом месте. Эти «формальности», перерастающие в последующем для кого-то в большие неприятности, указаны в ст.140 УПК
Итак, чтобы дело появилось нужно:

— либо заявление кого-либо (не обязательно потерпевшего),

— либо явка с повинной (естественно от обвиняемого),

— либо постановление прокурора о том, что он где-то усмотрел признаки преступления,

— либо сообщения из иных источников. Иные источники оформляются рапортом. К иным источникам относятся и результаты оперативно-розыскной деятельности .

На практике с потерпевшего всегда стараются взять заявление, даже когда преступление очевидно и без него. Например, потерпевший при куче свидетелей и под видеозапись получил от подозреваемого топором в голову и остался жив…всё равно возьмут от него заявление. Дело и без заявления будет возбуждено, но так положено.

Либо на улице патруль остановил «подозрительного элемента», а в кармане у него наркотики – это будет оформлено рапортом патрульных. Примеров может быть множество – любую ситуацию можно оформить рапортом.

Сообщение о преступлении или заявление рассматривается в течении 3-х дней (срок может быть продлен на 10 и на 30 дней) – ст.144 УПК . Есть и фокусы, позволяющие этот срок «обнулять» и запускать заново. В УПК вообще много возможностей для «фокусов».

Если признаков преступления проверка не выявила – в возбуждении дела отказывают (можно обжаловать прокурору и в суд). Если выявила – дело возбуждают.

Подробно во всех деталях начальной стадии возбуждения дела (сроки, процедуры, документы), включая все Приказы ответственных органов смотрим здесь – Подробный порядок возбуждения дела

Кстати, если был отказ в возбуждении дела — с материалами проверки можно ознакомиться

Итак, дело возбудили сразу же либо после проверки сообщения/заявления о преступлении.

И это уже для подозреваемого/обвиняемого очень плохо. Дело, конечно, можно и прекратить ( механизмов хватает ) – но так делают довольно редко. Проще не возбуждать, чем прекращать. Поэтому, если уж принято решение возбудить дело – его будут тащить до суда всеми способами.

Такова система – для органов обвинения является плохим показателем ситуация, когда они «копали» под невиновного…Поэтому надо доказать виновность хоть как – не зря же дело заведено, надо кого-то привлечь. Это мы приводим для того, чтобы Вы понимали логику уголовного дела – именно отсюда «растут ноги» многих абсурдных обвинений.

На этой стадии происходит первоначальное формирование обвинения – человеку предъявляют подозрение или сразу же обвинение. Формулировки обвинения могут в ходе следствия меняться – какие-то элементы могут из обвинения «уходить» или наоборот «приходить» в него.

После возбуждения уголовного дела можно проводить следственные действия, до этого момента их проводить нельзя.

– это осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, обыск, выемка, контроль переговоров, допросы, очные ставки, опознание, проверка показаний и, отдельно – судебная экспертиза. Все они со своими нюансами. И все они имеют одну цель – найти и закрепить доказательства обвинения.

Почему именно обвинения, ведь в результате следствия может подтвердиться и невиновность? Но это теоретически. Чаще бывает, что, например, судебная экспертиза подтвердила невиновность; ну что ж, проведут еще одну, вторую экспертизу, которая опровергнет доводы первой.

Основное правило, заложенное УПК – следователь является самостоятельным лицом (номинально, хотя по факту это не так) – а значит именно он определяет какие именно следственные действия надо по делу проводить,а какие не надо и никто ему не указ.

Поэтому все доводы о том, что следователь не провел какое-то действие, либо провел лишнее действие, либо вообще всё неправильно расследовал, разбиваются об это правило – следователь сам знает, что ему делать. Его можно о чем – то просить, а он в ответ обязан лишь мотивированно отвечать (но не соглашаться).

После возбуждения дела возникает вопрос с мерой пресечения – следователь (формально сам, а по факту его начальник) решает, что делать с обвиняемым до суда – пусть гуляет (подписка о невыезде), сидит дома (домашний арест) или сидит в СИЗО (заключение под стражу).

И вот здесь возникают нюансы, тут появляется возможность вымогательства и давления – подробнее о таком «фокусе» мы писали ранее.

Избрание меры пресечения — это отдельная область процесса. Во многом от избранной меры пресечения зависит и исход всего дела (известная примета – если обвиняемый сидел на следствии в СИЗО, то по приговору он получит реальный срок).

Важно : на стадии избрания меры пресечения (если она требует судебного решения) — у защиты впервые появляется возможность получить хоть какой-то доступ к материалам дела, которые до этого от защиты прячут.

Что может адвокат на стадии следствия

К сожалению, адвокат не так всесилен, как показывают в кино.

Да, он участвует во многих следственных действиях и может на них даже влиять (задавать вопросы, делать замечания и заявления…), он может просить провести какое-то действие (например, допросить свидетеля, провести экспертизу) – но следователь соглашаться не обязан (помним правило — следователь сам знает, как расследовать дело).

У адвоката есть определенные методы – адвокатские запросы, опросы, проведение сторонней, независимой экспертизы (оформляется как заключение специалиста) и пр… Но приемы эти очень условны, а добытые адвокатом доказательства по факту не имеют такой силы как доказательства следствия (хотя в УПК закреплен принцип – ни одно доказательство заранее не может считаться сильнее чем другие).

Иногда активная позиция адвоката позволяет «вытащить» подзащитного. Но далеко не всегда.

Может адвокат и предотвратить и заключение под стражу. Но тоже, далеко не всегда. О мерах защиты мы писали ранее: Заключение под стражу, инструкция по защите

По сути, основная функция адвоката – ловить следствие на ошибках и использовать их в пользу подзащитного (делать это можно и активно). Ошибки могут быть в квалификации, в проведении следственных действий, в доказательственной базе, в тех же ОРД и механизмах их передачи в дело ( подробнее об ошибках в ОРД смотрим здесь ). Польза адвоката в том, чтобы ошибки эти видеть и использовать.

По общему правилу следствие должно идти всего 2 месяца ( ст.162 УК ). Сроки в несколько этапов могут продляться до 12 месяцев, каждый последующий этап продления просто требует подписи более серьезных начальников. Поэтому следователи с регионов по сложным делам часто летают в Москву «продляться». С разрешения самого большого начальника (Председатель Следственного комитета) срок может продляться до бесконечности.

Иногда следственных действий очень много и следователей может быть целая группа. Дело может длиться годами и составлять десятки и сотни томов. Это характерно по сложным экономическим и многоэпизодным преступлениям – много свидетелей, экспертиз и пр.

А иногда все действия проходят в один день – например, классическая ситуация по ст.228, 228.1 УК — задержание, сразу же, пока «клиент тепленький», проводится допрос, допрашиваются свидетели, проводится очная ставка, вещество направляется на экспертизу, а задержанный — в СИЗО. Всё, дальше «клиент» сидит спокойно, никто его не трогает и приходят к нему один раз – чтобы ознакомить с результатами экспертизы и сразу же со всеми материалами дела.

Когда следователь собирает для дела всё что надо, все допрошены, экспертизы проведены и есть согласованное с руководством понимание, что человека уже можно сажать – наступает стадия ст.217 УПК (ознакомление с материалами дела). Обвиняемого и его адвоката нужно ознакомить с делом, со всем что на него «накопали».

На этой стадии защита может просить провести еще какие-то следственные действия, кого-то допросить, изменить обвинение и пр. (но, еще раз напомним правило УПК, следователю виднее что делать, он не обязан слушать).

На этой стадии можно согласиться с обвинением и просить особый порядок , можно по определенным статьям просить суда присяжных . А можно ничего не признавать и надеяться на то, что суд разберется.

После того, как ст.217 УПК выполнена, дело направляется прокурору. Прокурор может вернуть дело на доследование, если понимает, что на обвинительный приговор еще «не насобирали» либо для этого приговора есть какие-то технические препятствия. Либо согласовывает обвинение и дело передается в суд.

На этом следствие «умывает руки» и осужденный формально переходит в ответственность суда.

Ну а дальше начинается совсем другая история – судебная.

источник

Суд обязан самостоятельно проверять доводы о применении недозволенных методов расследования

С. и его соучастники были оправданы по обвинениям в совершении убийства и разбоя (п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК). Прокурор в апелляционном представлении просил отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение. Суд сделал необоснованный вывод, что в ходе расследования подсудимые давали показания под давлением сотрудников полиции.

Коллегия согласилась с прокурором. В суде первой инстанции подсудимые заявили, что к ним с целью принуждения к самооговору применялись недозволенные методы ведения расследования. По смыслу закона суд должен был принять достаточные и эффективные меры, чтобы проверить такое заявление.

Проверка доводов подсудимых в порядке ст. 144 УПК не освобождает суд от обязанности дать оценку материалам, представленным по результатам такой проверки, и отразить свои выводы в приговоре (п. 12, 13 постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2016 № 55). Вопреки этим требованиям, суд отверг ссылку стороны обвинения на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению С. и других осужденных лишь на том основании, что прокурор это постановление отменил.

При этом суд не учел, что прокурор направил материал следователю для дополнительной проверки. Суд не получил информацию о принятом по ее результатам решении (повторном отказе в возбуждении дела), не истребовал материалы проверки, не исследовал их в заседании и не дал им оценку в приговоре (апелляционное определение ВС РФ от 16.01.2018 по делу № 72-АПУ17-33).

Читайте также:  Отравление симптомы у домашних животных

Суд признал скрытую видеозапись опроса подозреваемых недопустимым доказательством

З. и П. были осуждены в том числе по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК. В кассационных жалобах они ссылались на процессуальные нарушения и просили смягчить наказание.

Коллегия изменила приговор. Суд первой инстанции необоснованно сослался в приговоре на результаты бесед, которые провел с З. и П. оперуполномоченный уголовного розыска с использованием скрытой видеозаписи. Такие «беседы» не относятся к числу доказательств, предусмотренных ст. 74 УПК.

Кроме того, при проведении данных ОРМ было нарушено право на защиту З. и П., которые на момент «бесед» являлись подозреваемыми по делу и давали показания следователю в этом качестве на допросах.

Опрос оперативником З. и П. с применением негласного (скрытого) видеодокументирования без разъяснения их прав, в том числе права не свидетельствовать против самих себя, отказаться от дачи показаний, пользоваться услугами адвоката, а также в отсутствие защитника является нарушением их права на защиту. В силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК результаты бесед подлежат исключению из приговора как недопустимые доказательства (кассационное определение ВС РФ от 07.02.2018 по делу № 73-018-1).

Судебная коллегия отметила, что несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз не нарушило право обвиняемого на защиту

З. был осужден в том числе по п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК. В апелляционной жалобе он просил назначить ему наказание с учетом ст. 64 УК. З. указывал, что в ходе расследования следователь нарушил УПК — несвоевременно ознакомил его с постановлениями о назначении экспертиз, не вручил ему копии актов судебных экспертиз и приложений к ним.

Коллегия оставила приговор без изменения. Доводы З. не влияют на выводы суда о виновности осужденного. В итоге З. был ознакомлен с указанными постановлениями, актами экспертиз и в связи с этим никаких ходатайств не заявлял. Изготовление копий актов судебных экспертиз и приложений к ним, а также вручение их обвиняемому (осужденному) законом не предусмотрено, вследствие чего его права в этой части не нарушены (апелляционное определение ВС РФ от 01.02.2018 по делу № 53-АПУ17-28).

Суд решил, что прекращение дела в связи с отказом прокурора от обвинения не исключает право на реабилитацию

Это, впрочем, не исключает в силу п. 2 ч. 2 ст. 133 УПК наличие у С. права на реабилитацию в той части, в которой уголовное преследование в отношении него прекращено в связи с отказом прокурора от обвинения ввиду отсутствия в содеянном состава преступления и непричастности к совершению преступлений (кассационное определение ВС РФ от 18.01.2018 по делу № 4-017-4).

Суд решил, что оглашение показаний умершей потерпевшей не нарушило право подсудимого на защиту и нормы ЕКПЧ

П. был осужден за вымогательство и самоуправство (п. «б» ч. 3 ст. 163, ч. 2 ст. 330 УК). В апелляционной жалобе его адвокат просил отменить приговор. Суд необоснованно учел в качестве доказательств показания умершей Г., которые она дала на следствии, чем нарушил подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция). Потерпевшая Г. в суде не допрашивалась, на следствии очные ставки с ее участием не проводились. П. был лишен возможности задавать ей вопросы, поэтому его право на защиту нарушено.

Коллегия отклонила доводы жалобы. Суд правомерно огласил показания умершей Г. на основании п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК, что не противоречит Конвенции.

Эти исключения должны соответствовать двум требованиям. Во-первых, должна быть веская причина для неявки свидетеля. Во-вторых, обвинение не должно основываться только или главным образом на его показаниях. Такой же позиции придерживается Конституционный Суд РФ (определение от 10.10.2017 № 2252-О).

Согласно общепризнанному правовому принципу impossibilium nulla est obligatio невозможное не может вменяться в обязанность. Применительно к рассматриваемой ситуации это значит, что при условии, когда органы власти не могут быть обвинены в неосмотрительности в отношении попыток предоставить обвиняемому возможности допросить соответствующих свидетелей, отсутствие свидетелей как таковое не приводит к необходимости прекращения уголовного преследования. Из этого следует, что оглашение судом показаний умершей Г. не противоречит нормам международного права. Кроме того, обвинение не было основано только или главным образом на ее показаниях, но подтверждено другими доказательствами (апелляционное определение ВС РФ от 12.01.2018 по делу № 81-АПУ17-21).

источник

Только реальные дела и истории из практики адвоката А. И. Тарабрина. Считаете своё дело сложным и запутанным? Растерялись и не знаете, что делать? Не беда — я Вам обязательно помогу, звоните (925) 070-69-41, мне как раз нравятся трудные и закрученные дела, нравится смотреть на лицо оппонента после оглашения решения суда в нашу с клиентом пользу!

Сейчас уголовные дела, по мнению многих адвокатов, являются редкими. Как правило, следователи и дознаватели, вступив в преступный сговор с адвокатами, которые таковыми, по сути, не являются, а лишь помогают посадить за решётку своих клиентов, продают за определённые «гонорары»: одни — своих подопечных, другие — своих клиентов.

Однако бывают случаи, когда родственники подозреваемых и обвиняемых не поддаются уговорам следователей и дознавателей, чтобы воспользоваться услугами таких «адвокатов», и имеют мужество отказаться от услуг «доброжелателей». И тогда таким людям улыбается удача. При умелом подходе к делу (иногда нестандартным в рамках закона), достаточных знаниях права и судебной практики адвокату удаётся помочь подсудимым добиться оправдательного или условного приговора, убедить суд в том, чтобы гражданина РФ оставили на свободе и не избирали ему наказание, связанное с изоляцией от общества.

Смотрите некоторые примеры из судебной практики адвоката. Названия судов и фамилии фигурантов скрыты по определённым соображениям с точки зрения Кодекса адвокатской этики. Однако всё остальное соотвествует действительности.

Приговор 1
Можно не иметь российского гражданства, регистрации по месту пребывания, находиться под стражей, а потом быть освобожденным и остаться на свободе (ст. 228 УК РФ).

Приговор 2
Как правоохранительные органы обвиняли гражданина РФ в покушении на сбыт наркотического вещества в особо крупном размере, но не смогли отправить его в места не столь отдаленные, оставили гражданина на свободе, назначив ему условное наказание.

Приговор 3
Двоих молодых людей обвинили в двойном разбое (по ч.2 ст.162 УК РФ) и отправили их домой, освободив из-под стражи в зале суда.

Приговор 4
Человек гулял по городу с ножом и пистолетом в руках, забрал у прохожего паспорт, совершил грабёж в магазине, и не был отправлен в места не столь отдаленные (ч.2 ст.325 и ч.2 ст.162 УК РФ).

Приговор 5
Как можно вернуть все деньги, потраченные на добросовестного адвоката в уголовном процессе, и как их можно не вернуть, если твой адвокат эти деньги просто не показал в качестве своего гонорара.

Приговор 6
Сотрудники полиции уговорили гражданина совершить восемь преступлений наказание за которые предусмотрены ст.ст.272-273 УК РФ, а суд гражданина оправдал.

Приговор 7
Как гражданину нанесли травмы головы путём неоднократных ударов металлической урной по голове, не смогли найти нападавших, обвинили потерпевшего в преступлении, а суд его оправдал.

Приговор 8
Как сотрудники полиции «раскрывают преступления», оказывая психологическое давление на граждан РФ, которые данных преступлений не совершали, а суд их оправдывает в совершении таких преступлений, пусть, к сожалению, не во всех, а только в совершении 12 краж чужого имущества.

Приговор 9
История о том, как сотрудники правоохранительных органов звонят специалистам-компьютерщикам по телефону, просят их под благими намерениями установить компьютерные контрафактные программы, задерживают их за совершённые преступления и пытаются привлечь к уголовной ответственности, а адвокат добивается оправдательного приговора и права на реабилитацию.

Приговор 10
Как ни старался представитель прокуратуры РФ доказать, что наша страна должна идти не по правовому пути развития, где сотрудники правоохранительных органов имеют право уговаривать, подкупать, склонять совершать преступления граждан РФ, а у него так ничего и не получилось.

Приговор 11
Трое адвокатов хотели, да не смогли прекратить производство по уголовному делу в связи с примирением сторон, а у четвертого все получилось.

Приговор 12
Как угрожая убийством и умышленно причиняя значительный ущерб чужому имуществу, можно остаться на свободе.

Приговор 13
Как при наличии правильной судебной практики, созданной в основном адвокатами, государственные обвинители отказываются от уголовного преследования по ряду незаконно вмененных составов преступлений.

Приговор 14
История о том, как можно находиться под стражей, быть обвиняемой в совершении кражи группой лиц по предварительному сговору с причинением существенного вреда потерпевшему, но выйти на свободу и поехать домой.

Приговор 15
Можно быть подсудимым за хранение наркотиков в крупном размере и остаться на свободе (ч.1 ст.228 и ч.3 ст.30 ч.1 ст.228-1 УК РФ).

Приговор 16
Как можно за хранение наркотиков в крупном размере остаться на свободе (ч. 1 ст. 228 УК РФ).

Приговор 17
Совершив кражу с причинением значительного ущерба гражданину в пределах 200 000 рублей, получить наказание в виде 3-х месяцев лишения свободы в колонии поселении (п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ).

Кассационное определение 1
История о том, как при участии адвоката оправдательный приговор устоял после обжалования государственным обвинителем.

Приговор 18
Уголовное преследование и уголовное дело прекращены по причине недостаточности доказательств и отказа прокурора от обвинения.

Постановление 1
История о том, как в трёх судах, у пяти судей, правильно написав текст прений, можно по окончании судебного следствия вернуть дело на дорасследование прокурору, где оно уже находится два года, и с ним не знают, что делать.

Ответ 1
История о том, как на стадии проверки заявления о преступлении подзащитному самостоятельно по запросу адвоката можно пройти полиграф, не допустив возбуждения уголовного дела в отношении подзащитного по надуманным основаниям.

Постановление 2
История о том, как адвокат, который не участвовал в судах первой и второй инстанций, мог доказать в Президиуме Мосгорсуда то, что человек невинно осужден и подлежит освобождению из мест лишения свободы, должен отправиться на свободу, домой.

Постановление 3
История о том, как по оправдательному приговору можно взыскать все деньги на адвоката, несмотря на возражения представителя Министерства финансов РФ.

Громкое дело
Итог моей полугодовой юридической помощи потерпевшему, которому сотрудники полиции подкинули наркотики в крупном размере. С 4-ого раза за фальсификацию материалов уголовного дела, побои, вымогательство денег против них удалось возбудить уголовное дело.

Дело 1
Автосервис отказывался ремонтировать автомобиль, пока в дело не вступил адвокат, который убедил официального представителя компании БМВ в России не нарушать права потребителя.

Дело 2
С помощью адвоката уже на предварительном судебном заседании можно вернуть свою квартиру, расторгнув договор пожизненного содержания с иждивением.

Дело 3
Юридическая консультация адвоката помогла выиграть гражданское дело.

Дело 4
История о том, как можно признать гражданина прекратившим право пользования жилым помещением.

Дело 5
Можно и нужно самостоятельно или с помощью адвоката защищать нарушенные авторские права.

Дело 6
Решение суда, обжалованное нарушителем авторских прав, устояло в суде второй инстанции, благодаря отменной работе адвоката.

Дело 7
Недобросовестный потребитель хотел вернуть всеми правдами и неправдами диван за 500 000 рублей в магазин, но у него из этого ничего не получилось.

Дело 8
Суд, при правильном подходе к делу, изменил ранее принятое решение об определении порядка общения ребёнка с отцом и признал за папой ребёнка равные права на общение с сыном.

Кассационное определение 1
Дело по трудовому спору было проиграно в суде первой инстанции, но с помощью адвоката незаконное решение суда было отменено в кассационной инстанции, где было доказано, что беременная женщина была принята на работу, работала и имеет право на декретный отпуск.

источник