Меню Рубрики

Стресс стрессоустойчивость и саногенная рефлексия в спорте

Саногенная рефлексия как фактор стрессоустойчивости личности : на примере спортсменов по вольной борьбе Рудаков Андрей Леонидович

Диссертация — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Рудаков Андрей Леонидович. Саногенная рефлексия как фактор стрессоустойчивости личности : на примере спортсменов по вольной борьбе : диссертация . кандидата психологических наук : 19.00.01 / Рудаков Андрей Леонидович; [Место защиты: Моск. пед. гос. ун-т].- Москва, 2009.- 219 с.: ил. РГБ ОД, 61 10-19/9

ГЛАВА 1. Концептуально-методологические подходы к изучению стресса и стрессоустойчивости личности 15

1.1. Основные подходы к изучению стресса и стрессоустойчивости в отечественной и зарубежной психологии 15

1.2. Проблемы стресса и стрессоустойчивости в спортивной психологии 39

1.3. Пути и средства повышения стрессоустойчивости в спорте 53

ГЛАВА 2. Проблема рефлексии как фактора стрессоустойчивости личности 70

2.1. Основные аспекты изучения рефлексии в зарубежных и отечественных источниках .70

2.2. Патогенное мышление – источник эмоционального стресса в спортивной деятельности 86

2.3. Саногенная рефлексия как фактор стрессоустойчивости личности 95

ГЛАВА 3. Экспериментальное исследование влияния саногенной рефлексии на стрессоустойчивость личности 107

3.1. Характеристика переменных и контингента испытуемых .107

3.2. Экспериментальный план и методы исследования 113

3.3. Анализ и интерпретация результатов исследования стрессоустойчивости личности 119

3.4. Динамика изменения показателей стрессоустойчивости личности спортсменов в результате влияния саногенной рефлексии .138

Проблема стресса и стрессоустойчивости в современном обществе имеет непреходящий характер, обусловленный социальным заказом. Особую актуальность проблема развития стрессоустойчивости приобретает в связи с социальной, экономической, политической и практической значимостью обеспечения должного уровня стрессоустойчивости в общественно необходимых экстремальных видах деятельности. Причина пристального внимания к проблеме стрессоустойчивости связана с особенностями перехода к информационному обществу, ростом научно-технического прогресса, повышением конкуренции и требований к профессиональной деятельности.

Отечественные исследователи проблемы стресса с позиции системного подхода и категории деятельности считали стрессоустойчивость необходимой характеристикой целостного процесса адаптации и связывали ее с регуляцией эмоциональных состояний, что означает способность быть эмоционально стабильным или психически устойчивым (Н.Д. Левитов, 1967; П.Б. Зильберман, 1974; Я. Рейковский, 1979; В.Л. Марищук, 1983; В.Г. Норакидзе, 1983; К.К. Платонов, 1986; А.Г. Маклаков, 2001).

Стрессоустойчивость связывают с надситуативной активностью (В.А. Петровский, 1992), поисковой активностью (B.C. Ротенберг, В,В. Аршавский, 1984), сопротивляемостью (C.S. Carver, 1998; A. Antonovsky, 1987), смысло-порождением (Ф.Е. Василюк, 1983), творческим поведением, не привязанным к биологическим факторам (Ф.Е. Василюк, 1983; К. Роджерс, 1994; А. Маслоу, 1994; Г. Олпорт, 2002; В.И. Кабрин, 2005 и др.), выносливостью (жизнестойкостью) (S. Kobasa, М.С. Pucetti, 1983; С. Мадди, 2005).

В значительной степени изучена и широко представлена в научной литературе роль физиологических и психологических предпосылок в становлении устойчивости к стрессу. В ряде работ показана возможность целенаправленного ее формирования путем практического применения методов и приемов произвольной психической саморегуляции (В.К. Калин, 1984; Б.В. Зейгарник, 1989; О.А. Конопкин, 1989; К.А. Абульханова-Славская, 1991, 2001; А.В. Брушлинский, 1994; Л.Г. Дикая, 1999; В.И. Моросанова, 2001; В.А. Бодров, 2004; Д.А. Леонтьев, 2007). В психологии и психофизиологии стрессоустойчивость исследуется как свойство личности, способствующее высокой продуктивности деятельности в экстремальном пространстве (В.А. Бодров).

Некоторыми авторами описываются физиологические детерминанты стрессоустойчивости-неустойчивости: рассматриваются фундаментальные, в частности, общие свойства нервной системы и темперамент (Б.А. Вяткин, С.Л. Макаренко, В.Д. Небылицин, Б.М. Теплое). Признается влияние физиологических и психофизиологических особенностей человека на возникновение и протекание стресса. Однако из этого не следует, что в экстремальных ситуациях эти механизмы срабатывают фатально, без возможности управления ими личностью. Оценка ситуации человеком, приписывания ей того или иного смысла, как значения для себя, выполняет решающую роль в ее опре-

4 делении либо как стрессогенного фактора, либо как фактора способствующего успешной адаптации личности.

При этом личностная рефлексия, являясь когнитивным механизмом, обеспечивающим содержательную взаимосвязь, интеграцию всех структурных компонентов личности как фактор стрессоустойчивости к настоящему времени изучена недостаточно. Специально не исследовалось влияние саногенной (оздоравливающей) рефлексии на процессы стрессоустойчивости.

В связи с этим недооценивается важность превентивных мер по развитию личностных предпосылок стрессоустойчивости, к числу которых относится личностная саногенная рефлексия. Повышение эффективности личности в социуме и в деятельности — основная функция рефлексии. Именно рефлексия является универсальным механизмом изменения, совершенствования личности.

Таким образом, проблема развития особой личностной рефлексии, обеспечивающей обнаружение и устранение «ограничителей» личностного роста и управления эмоциональным стрессом требует решения. Вслед за Ю.М. Орловым и С.Н. Морозюк в исследовании такая рефлексия определена «саногенной».

Объективная необходимость решения указанной проблемы, с одной стороны, и недостаточные знания о влиянии саногенной рефлексии на стрессоустойчивость личности обуславливает научную актуальность данного исследования.

В нашем исследовании влияние саногенной рефлексии на стрессоустойчивость личности изучается на примере спортсменов по вольной борьбе. Общепсихологическое и практическое значение данной проблемы и ее недостаточная разработанность послужили основанием для выбора темы: «Саногенная рефлексия как фактор повышения стрессоустойчивости личности (на примере спортсменов-борцов)».

Цель настоящей работы — выявить и охарактеризовать влияние саногенной рефлексии на стрессоустойчивость личности.

Объект исследования — стрессоустойчивость личности спортсменов-борцов.

Предмет исследования — саногенная рефлексия как фактор стрессоустойчивости личности.

Методологическая база исследования. Теоретическая основа исследования опирается на положения системного подхода к изучению личности (Б.Г. Ананьев, Б.Ф. Ломов, Ю.А. Цагарелли, В.А. Ядов и др.); теории психологической регуляции и системы деятельности (О.А. Конопкин, В.Д. Шадриков); концепцию общего адаптационного синдрома Г. Селье; концепции стресса и стрессоустойчивости (Р. Лазарус, Л.Х. Гаркави, А.Н. Горбань и др.); теоретические разработки понятий и представлений о рефлексии (И.Н. Семенов, В.К. Зарецкий, Н.Г. Алексеев); основные положения теории и практики саногенной рефлексии (Ю.М. Орлов, С.Н. Морозюк); концептуальные положения в области спортивной психологии, теории и методики физической культуры (А.Ц. Пуни, А.В. Родионов, П.А. Рудик, Н.А. Худадов, О.А. Черникова и др.).

Гипотеза: саногенная рефлексия, являясь личностным когнитивным механизмом, обеспечивающим содержательную взаимосвязь, интеграцию всех структурных компонентов личности, способствует ее стрессоустоичивости посредством снижения уровня психической напряженности.

В соответствии с поставленной целью, предметом и гипотезой исследования были сформулированы следующие задачи:

На основе теоретического и методологического анализа имеющихся в психологии основных подходов и концепций к изучению стресса и стрессоустоичивости изучить и обобщить данные по проблеме стресса и стрессоустоичивости в спортивной деятельности, рассматривая природу рефлексии в контексте психологического механизма стрессоустоичивости личности спортсмена.

Определить особенности адаптационных реакций и степень психического напряжения лиц в стрессогенных ситуациях в зависимости от структурных компонентов личности: направленности, локуса контроля, тревожности, эмоций, защитной рефлексии и саногенного мышления (на примере спортсменов-борцов).

На основе экспериментального исследования выявить и описать возможности саногенной рефлексии как фактора снижения психического напряжения и повышения стрессоустоичивости личности.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования заключается в том, что впервые предметом научного исследования явилась саногенная рефлексия как фактор развития стрессоустоичивости личности. В результате исследования операционализировано понятие стрессоустойчивость личности как способность к адаптационной реакции тренировки и активации в стрессогенных ситуациях. Определены психологические показатели стрессоустоичивости. В общей архитектуре психологической системы деятельности стрессоустойчивость благодаря саногенной рефлексии проявляется во всех ее компонентах: потребностно-мотивационном (направленность на достижение), целевом (осознавание реалистичности цели), компоненте принятия решения (адекватный ситуации выбор программы поведения или поступка) и в компоненте индивидуальные качества субъекта деятельности (оптимальный уровень личностной и ситуативной тревожности, интернальный локус контроля, низкий уровень защитной рефлексии по поводу переживаний эмоций обиды, зависти, вины, стыда и страха неудачи, высокий уровень развития саногенного мышления, способность отвечать на стрессогенную ситуацию адаптационной реакцией тренировки и активации).

Исследованы новые возможности саногенной рефлексии: определена функция саногенной рефлексии в обеспечении стрессоустоичивости личности. Таким образом внесен вклад в разработку теории и практики саногенной рефлексии и саногенного мышления, которые изучаются в научной школе Ю.М. Орлова и С.Н. Морозюк.

Практическая значимость исследования. Эмпирически обосновано позитивное влияние саногенной рефлексии на развитие стрессоустоичивости личности. Разработанные автором показатели стрессоустоичивости могут найти применение в определении готовности к профессиональной, спортивной и

6 других видов деятельности, связанных с высоким риском, мобилизацией личностных и психофизиологических ресурсов человека.

Полученные результаты могут служить теоретической и практической основой для психологического сопровождения процесса подготовки спортсменов, обучения в школах и вузах, а также организации практических семинаров для педагогов по развитию стрессоустойчивости. Разработанная и апробированная в процессе исследования программа по развитию саногенной рефлексии может использоваться в различных сферах профессиональной деятельности, психологических тренингах и консультировании.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Высокий уровень психического напряжения в стрессогенных ситуациях
отражает взаимозависимость внутриличностных компонентов: направленно
сти, локуса контроля, тревожности, эмоций обиды, вины, зависти, стыда, стра
ха неудачи, адаптационных реакций стресса, тренировки, активации и защит
ной рефлексии:

— адаптационная реакция «стресс» коррелирует с высоким уровнем личностной и ситуативной тревожности, экстернальным покусом контроля, высокими показателями защитной рефлексии по поводу переживаний эмоций обиды, вины, зависти и страха неудачи и низким показателем саногенного мышления.

2. В общей архитектуре психологической системы деятельности стрессо-
устойчивость благодаря саногенной рефлексии проявляется в потребностпо-
мотивационном компоненте
как основа адекватного определения ситуации.

В компоненте цели стрессоустойчивость проявляет себя в осознавании реалистичности цели и ожиданий относительно результата и поведения партнера по общению, а также в осознании источников возникновения отрицательных эмоций в результате рассогласования ожиданий, образов желаемого и реального результатов деятельности.

В компоненте принятия решения стрессоустойчивость обеспечивает адекватный ситуации выбор программы поведения или поступка.

В реализации программы деятельности стрессоустойчивость проявляется в функции регуляции действия в соответствии с выбранной программой.

В компоненте индивидуальные качества субъекта деятельности стрессоустойчивость проявляет себя в оптимальном уровне личностной и ситуативной тревожности, интернальном локусе контроля, низком уровне защитной рефлексии по поводу переживаний эмоций обиды, зависти, вины, стыда и страха неудачи, способности отвечать на стрессогенную ситуацию адаптационной реакцией тренировки и активации.

3. Саногенная рефлексия как фактор повышения стрессоустойчивости на
правлена на достижение эмоционального благополучия, что способствует:

а) изменению общей направленности личности (доминирующе-
аффилирующий профиль изменяется в сторону усиления потребности в дос
тижениях);

б) изменению локуса субъективного контроля личности от экстернального
к интерналыюму;

в) развитию адаптационных реакций тренировки и активации;

г) снижению объема защитной рефлексии по поводу переживания отрица
тельных эмоций (обиды, вины, стыда, страха неудачи);

д) снижению уровня психической напряженности: ослабевает степень
взаимосвязанности структурных компонентов личности (направленности, ло-
куса контроля, тревожности, эмоций обиды, вины, зависти, страха неудачи,
защитной рефлексии) и ее адаптационных реакций (тренировки, активации,
стресса).

Методы исследования. Основными методами исследования явились: анализ научных исследований, наблюдение, формирующий эксперимент, применение опросников, математические методы обработки информации.

Собственно психологический комплекс состоял из следующих методик: уровня субъективного контроля (УСК), адаптированного Е.Ф. Бажиным, Е.А. Голынкиной, A.M. Эткиндом; когнитивно-эмотивного теста (КЭТ) (Ю.М. Орлов); методик мотивации достижения, аффилиации, доминирования (Ю.М. Орлов, 1978); (ШРЛТ) шкалы реактивной/ситуативной и личностной тревожности Ч.Д. Спилгергера — Ю.Л. Ханина. Реакции активации измерялись с помощью опросника 7-балльной самооценки психологического состояния (Л.Х. Гаркави). Для оценки психического напряжения спортсменов был использован метод корреляционной адаптометрии, разработанный в ВЦ СО РАН (А.Н. Горбань, Е.В. Петушкова (Смирнова), 1987).

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические и эмпирические результаты исследования апробированы в ходе докладов и обсуждений на Всероссийской научно-практической конференции в Московском педагогическом государственном университете (2004), в межвузовских научно-практических конференциях (Санкт-Петербург, Красноярск; 2005, 2006, 2009), в научных публикациях аспирантов и докторантов (Екатеринбург; 2005, 2007), на кафедре медико-педагогических основ образования Красноярского краевого института повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (КК ИПК и ППРО); в лекционных материалах при проведении курсов повышения квалификации тренеров и учителей физической культуры по теме: «Повышение стрессоустойчивости спортсменов на соревнованиях». Теоретические и практические положения диссертационного исследования были представлены слушателям Школы педагога-исследователя в КК ИПК и ППРО, а также использованы при проведении практических занятий и консультаций со спортсменами разной квалификации и уровня достижений на соревнованиях.

Материалы и методика развития саногенной рефлексии в процессе психологической подготовки спортсменов к соревнованиям внедрены в практику спортивных школ Красноярского края (Боготольская ДЮСШ, Лесосибирская ДЮСШ, Красноярская ШВСМ и школа борьбы г. Красноярска).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 9 работ (статьи и тезисы докладов на научно-практических российских и международных конференциях общим объемом 2,55 усл. п.л.), в том числе две в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

8 Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложения, списка отечественной и зарубежной литературы, включающего 225 наименований. Общий объем диссертации 219 страниц машинописного текста. Диссертация содержит 26 рисунков.

Известно, что занятия большим спортом сопровождаются тяжелыми нагрузками и приводят к нарушению общего состояния и частому развитию стресса, что вызывает снижение иммуно-биологической реактивности и повышение заболеваемости (Дембо А.Г., 1980; Марищук В.Л., 1983; Шубин В.М., Левин М.Я, 1985 и др.) [36].

Хотя соревновательный стресс очень распространен, в частности, в спорте, имеются определенные проблемы с экспериментальным исследованием и изучением соревновательного стресса в лабораторных условиях, точным определением соревновательных ситуаций, являющихся стрессовыми и для каких типов испытуемых, а также с количественной оценкой степени стресса [96].

Изначально качественными характеристиками эмоциональных и поведенческих реакций спортсменов на различные соревновательные стрессоры до появления в спортивно-педагогической литературе термина «стресс» являлись предстартовые состояния спортсменов – предстартовая лихорадка и апатия (по А.Ц. Пуни) [172]. Как и в общей психологии, в спортивной психологии не существует единой теории стресса. Проблемами психического стресса и стрессоустойчивости в спорте занимались Б.А. Вяткин, Ф. Генов, Е. Генова, Л.Д. Гиссен, О.В. Дашкевич, Р.М. Загайнов, В.Л. Марищук, А.Ц. Пуни, А.В. Родионов, Н.А. Худадов, Н.М. Ванек, В. Гошек, О. Микшик, И. Руисел, М. Махач, П. Кунат, Р. Фрестер, Б. Шелленбергер, Р. Матезиус, С. Димитрова, М. Эпуран, Ю. К. Моску, Л. Лазаревич, В. Параносич. R. Nideffer, Ch. Hindel, и др. (цит. по [207, С. 8]). У нас в стране были проведены три Всесоюзных симпозиума по проблеме психического стресса в спорте (Пермь, 1973, 1975, 1977). Важное место проблемы соревновательного стресса занимали и в тематике Всероссийских конференций по управлению тренировочным процессом (Ленинград, 1973, 1975, 1977, 1979). [172].

В литературе имеются исследования, в которых отражены различные подходы к исследованию стресса и тревоги в спорте (Б.А. Вяткин, В. Гошек, Б. Карольчак-Биернацка, Ч.Д. Спилбергер, А.В. Мальчиков, В.Л. Марищук, В.Э. Мильман). Основной акцент в этих работах делается на личностных детерминантах стресс-реакций у спортсменов, глубине и выраженности этих стресс-реакций (цит. по [172, с. 8]).

Описать и объяснить психический стресс в спорте исследователи пытались с разных позиций: роли ведущих мотивов и отношений личности (Б.А. Вяткин, В.С. Мерлин), соотношения определенных личностных характеристик (Е.А. Калинин, Ю.Н. Лысенко), психодинамических и нейродинамических свойств индивида (Б.А. Вяткин, В.С. Мерлин, В.П. Мерлинкин, В.В. Маркелов, В.И. Шарцев, А.П. Самонов и др.), соревновательного опыта (Ю.Я. Киселев), готовности спортсмена (А.Д. Ганюшкин), полового диформизма (Л.В. Буравцева), биологических ритмов, в частности, явления десинхроноза (В.А. Доскин) и др.

В настоящее время существуют ряд концепций биологического стресса (У. Кеннон, Г. Селье, И.П. Павлов, Л.А. Орбели, Э. Геллгорн и др.) и обобщающих исследований по проблеме состояния человека в условиях значимой напряженной деятельности (К.К. Платонов, В.Л. Марищук, Е.А. Плетницкий, В.В. Суворова, Ф.П. Космолинский, Н.И. Наенко и др.).

Из психологических концепций стресса, в отличие от биологических (трактовка стресса как особо напряженного состояния организма, по существу, стресс-реакция на неблагоприятные воздействия), выделяется понимание стресса как процесса (Ч.Д. Спилбергер). В этой интерпретации под стрессом понимается совокупность внешних воздействий (стресс-факторов), которые воспринимаются личностью как чрезмерные требования и создают угрозу ее самоуважению, самооценке, что вызывает соответствующую эмоциональную реакцию (состояние тревоги) различной интенсивности. Склонность к такого рода эмоциональной реактивности характеризуется как личностная тревожность. Индивиды с высоким уровнем тревожности более подвержены влиянию стресса и склонны переживать состояния тревоги большей интенсивности и значительно чаще, чем индивиды с низким уровнем тревожности. Тревога вызывается той или иной формой стресса [95, 96]. В рамках этой концепции тревога рассматривается как последовательность когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, актуализирующихся в результате воздействия на человека различных форм стресса. Этот процесс может быть вызван внешним стрессовым раздражителем или некоторым внутренним источником, интерпретируемым субъектом как опасный или угрожающий. Некоторые авторы полагают, что предсоревновательная тревожность отражает индивидуальные различия в склонности субъекта испытывать тревогу в ситуации оценки, борьбы и сравнения [172].

Большинство как отечественных, так и зарубежных исследователей отмечают прямую однонаправленную зависимость степени выраженности тревожности и меры подверженности стрессу [18, 32, 103, 105, 109].

Психологический стресс в соответствии с концепцией Кофи и Эппли (1964) представляет собой субстанциональный синоним понятия состояния тревоги по Спилбергеру. Каррон (1971) также приравнивает стресс к состоянию тревоги, ссылаясь на работу Лазаруса с соавторами (Лазарус, 1966; Лазарус, Оптон, 1966) [172].

Известно, что основными стрессорами, то есть источниками стресса, являются стихии природы, общественные отношения и мышление человека [118]. Мышление в концепции Ю. М. Орлова рассматривается с позиции его влияния на качество жизни человека, в том числе и качество эмоциональной сферы. Основная функция мышления – информационное выживание человека, дающее возможность производить мысленные эксперименты, анализ, обобщение, сравнение, и от того, насколько хорошо мышление выполняет свою функцию, зависит благополучие человека [117].

Мышление, которое порождает плохие эмоции, создает эмоциональный стресс и болезни адаптации, Ю.М. Орлов назвал патогенным [120].

По Ю.М. Орлову, привычное, бессознательное мышление патогенно. Оно характеризуется хаотичностью мыслей и образов. «Эмоциональный стресс возникает вследствие того, как мы определяем ситуацию, то есть от того, как мы о ней думаем» [118, с. 62].

Когнитивная оценка ситуации может быть изначально ошибочной или же сначала адекватной, но затем может быть искажена в целях модификации эмоционального переживания. Это очевидно, поскольку существование и качество любой эмоции предполагает наличие определенной инициирующей когниции. При неадекватности эмоционального поведения в ситуации следует вести речь об ошибках мышления. Ю.М. Орлов выделил следующие ошибки мышления: присваивания, контраста, присваивания операций.

Для распознавания патогенного мышления необходимо знать его основные черты. К ним относятся: 1. Полная свобода воображения, мечтательность, отрыв от реальности. 2. Неумение осуществлять акт прекращения мышления. 3. Отсутствие рефлексии, то есть неспособность рассматривать собственное поведение как бы со стороны. 4. Тенденция лелеять в себе и сохранять проявление отрицательных эмоций (обиды, вины, стыда и др.). 5. Неумение осознавать умственные операции, вызывающие эмоцию. 6. Тенденция жить воспоминаниями и ожидание негативных событий в будущем.

Чтобы понять, как появляются определенные когниции у спортсменов, и кто на самом деле ими управляет, рассмотрим операционную структуру эмоции с точки зрения «поведения ума», программ поведения, вырабатывающих ту или иную эмоцию.

Известно, что мотивация достижения советских спортсменов, выступающих на международной арене, обязательно содержит стремление повысить не только свой, но и престиж Родины, доказать своей победой преимущество своего государства и общественного строя.

Поведением человека управляет потребность (мотив). «Личность человека обслуживает программу, запущенную потребностью, с учетом социальных отношений» [118, с. 44-45]. На установочном уровне и строится в основном поведение личности, принимаемое и одобряемое авторитарным обществом [106].

«В результате сложного процесса внушения определенных идей и доктрин, с помощью всякого рода вознаграждений, наказаний и соответствующей идеологии общество решает эту задачу в целом столь успешно, что большинство людей верит в то, что они действуют по своей воле, не сознавая того, что сама эта воля им навязана, и что общество умело ею манипулирует» [103, с. 84].

Достижение спортивного успеха социально обусловлено и опознается как выполнение задачи, поставленной обществом в виде программы. Оценку достигнутой личностью успешности, как правило, ставит социум. Переживание неуспеха с позиций социума вызывает у личности фрустрацию потребности в социальном одобрении и положительном отношении к себе.

На наш взгляд, эта программа закодирована в известном всем девизе «Быстрее, выше, сильнее». Программа по Ю.М. Орлову, – это определенный код поведения, хранящийся в слове или наборе слов.

Программы готовых образцов поведения и мышления существуют не только в виде привычек, но и в виде культурных стереотипов. Коды, упакованные в идеях: «все для победы», «победа – главное в жизни спортсмена», «победа любой ценой», «все или ничего», «хороший спортсмен всегда побеждает» и т. д. – хранятся в общественном сознании, ожидая своего момента.

Активизируясь в сознании отдельного спортсмена, эти идеи распаковываются и реализуются в соответствующем поведении. Это означает, что программа, заключенная в стереотипе мышления спортсмена, автоматически реализуется в его поведении.

Если спортсмен разделяет эти формализованные требования культуры, то в соревновательных ситуациях они автоматически программируют его поведение, что часто порождает стресс и конфликт. С момента запуска программа берет на себя управление поведением, подчиняя себе и мышление, и чувства, и сознание человека. Сознание суживается, концентрируясь на цели этой программы и дальнейшее развертывание поведения происходит само собою [118]. По ходу исполнения программа корректируется в связи с изменением обстоятельств и поведение прекращается с достижением цели. «Управление поведением может взять на себя любая эмоция, со своей программой. Эмоция возникает от автоматизма мысли, затем она включает автоматизм реализации гнева на фоне суженного сознания» [118, с. 49]. С.Л. Рубинштейн [145] писал, что «эмоции человека представляют собой единство эмоционального и интеллектуального, так же как познавательные процессы обычно образуют единство интеллектуального и эмоционального. Эмоциональность, или аффективность, – это всегда лишь одна, специфическая, сторона процессов, которые в действительности являются вместе с тем познавательными процессами, отражающими – пусть специфическим образом – действительность». Мысли, возникающие под влиянием эмоции, не дают информации, а способствуют реализации программы эмоции (обидные или стыдные мысли ослепляют человека, отрывают от реальности и превращают людей в поврежденных автоматов). В эмоциональном состоянии спортсмены непроизвольно выбирают тот ход мыслей, к которому они привыкли, так как любая эмоция имеет некоторую готовую программу утоления эмоции в мыслях и теряют связь с реальностью [118].

Когда у спортсмена появляется потребность избежать неудачи, быть лидером, чтобы его хвалили и т. д., автоматически происходит определение цели (победа на соревнованиях), выбор плана умственного поведения (сравнивает себя с противником, представляет будущий поединок и т. д.) и реального поведения.

Представление и проигрывание будущих соревнований, особенно не в свою пользу, вызывает у спортсмена чувство неуверенности и страх неудач, что переживается как эмоциональный стресс. И чем более спортсмены и их тренеры ориентированы на победы в соревнованиях, особенно которым он придает большую значимость, тем больший стресс они испытывают от переживания чувства вины, стыда и страха неудач.

Среди многообразия факторов стрессоустойчивости, представленных в исследованиях разных ученых, мы не встретили работ, где личностная саногенная рефлексия рассматривалась как фактор устойчивости к эмоциональному стрессу и, следовательно, повышения эффективности спортивной деятельности. Рефлексивный уровень, который можно использовать для саморегуляции эмоциональных процессов и состояний спортсменов, остается за пределами исследований в области спортивной психологии. На наш взгляд, стихийно развивающаяся рефлексия спортсменов, достигающих высокого уровня мастерства, как правило, носит патогенный характер, о чем мы говорили в предыдущем параграфе.

Влиянию саногенной рефлексии на саморегуляцию посвящено немало работ (Ахманаева О.А., Гройсман А.Л., Евсеева М.Л., Кирамов Ш.А., Лысенко В.В., Махновская В.И., Медведева С.Б., Морозюк С.Н., Стоюхина Н.И., Опарина В. Н., Павлюченкова Н. В., Творогова Н.Д., Шкуркин В.И., Марчукова С.Ф., Россохин А.В. и др.).

В настоящее время существует ряд экспериментальных исследований, доказывающих позитивное влияние саногенной рефлексии на личность человека, а также результативность его деятельности. Поскольку деятельность не может быть самоцелью, а так или иначе служит удовлетворению какой-либо потребности, то нужно говорить об опосредованном влиянии саногенной рефлексии на деятельность через личность. В психологических исследованиях известны области применения саногенной рефлексии для решения различных проблем и задач. Так, С.Н. Морозюк [106] использовала личностную саногенную рефлексию как фактор развития характера и повышения эффективности учебной деятельности студентов Вузов. В.В. Лысенко [94] изучал влияние саногенной рефлексии на индивидуально-психологические особенности личности студентов. Н.Ю. Стоюхина [171] изучала влияние саногенной рефлексии на изменение потребностно-мотивационного профиля учащихся старших классов. С.Ф. Марчукова [97] исследовала влияние саногенной рефлексии на социально-психологическую адаптацию курсантов к условиям обучения в образовательных учреждениях закрытого типа. А.В. Россохин [144] использовал саногенную рефлексию в обычных и измененных состояниях сознания с целью эффективного творческого и духовного развития человека. В.Н. Опарина [112] исследовала возможности развития саногенной рефлексии в самостоятельной деятельности субъекта. Н. В. Павлюченкова [124] использовала саногенную рефлексию в качестве фактора развития эмоциональной компетентности курсантов и студентов вуза МВД. В настоящее время известны экспериментальные исследования, доказывающие позитивное влияние саногенной рефлексии на личность и результативность деятельности. Так, экспериментально доказано, что саногенная рефлексия: — оптимизирует акцентуации характера и является фактором развития личности, повышает академическую успешность студентов (С.Н. Морозюк), — влияет на изменение потребностно-мотивационного профиля учащихся (возрастает уровень потребности в достижении, снижается уровень потребности в доминировании) (Н.Ю. Стоюхина), — оптимизирует уровень ситуативной тревожности и повышает уровень социально-психологической адаптации (С.Ф. Марчукова). Доказано позитивное влияние личностной саногенной рефлексии в измененных состояниях сознания (нормализуются показатели невротичности, повышается уровень субъективного контроля над разными жизненными ситуациями) (А.В. Россохин). В.В. Лысенко [94] установил позитивное влияние саногенной рефлексии на компоненты саморегуляции и на снижение уровня агрессивности. М.С. Козловской [73] доказано влияние саногенной рефлексии на коррекцию эмоциональных состояний личности (позитивные изменения по шкалам невротичности, депрессивности, раздражительности, устойчивости к стрессу, реактивной агрессивности, эмоциональной лабильности). Таким образом, многими исследователями доказано, что основная функция саногенной рефлексии заключается в регуляции эмоциональных состояний человека и уменьшении страдания. В контексте нашего исследования саногенная рефлексия исследуется в качестве фактора повышения стрессоустойчивости спортсменов на соревнованиях, а, следовательно, и достижения стабильных спортивных результатов. Чтобы понять, как саногенная рефлексия выступает в качестве фактора стрессоустойчивости, исследуем ее происхождение, функции, структуру и психологический механизм.

Итак, понятие саногенная рефлексия вошло в отечественную психологию сравнительно недавно в контексте теории саногенного мышления, созданной профессором Ю.М. Орловым, благодаря исследованиям С.Н. Морозюк. В основе теории Ю.М. Орлова лежат психофизиологические исследования И.П. Павлова (условно-рефлекторная деятельность, теория классического научения), П.К. Анохина (теория функциональной системы), Д.Н. Узнадзе (установка). Заслуга Ю.М. Орлова состоит в том, что он смог увидеть в научных исследованиях огромный потенциал новой философии обыденной жизни – философии самоактуализации и здоровья.

В переводе с греческого саногенный означает несущий здоровье (sanos – оздоровление; genos – несущий), таким образом саногенное мышление – такой стиль мышления, который приводит к полному физическому, психологическому и социальному благополучию личности.

Прежде чем описывать сущность саногенной рефлексии, рассмотрим ключевые моменты теории саногенного мышления.

Читайте также:  Стресс при адаптации к садику

В основе разработанных Ю.М. Орловым теории и практики саногенного мышления лежит общепсихологическое учение о поведении, научении и мотивации. Разработанные автором методы развития саногенной рефлексии основаны на закономерностях психологии, обнаруженных в процессе многочисленных специальных исследований.

Тест определяет, в какой степени человек ощущает себя хозяином своей судьбы (внутренний, интернальный локус контроля), а в какой – пассивным объектом действия других людей и внешних обстоятельств (внешний, экстернальный локус контроля).

В нашем исследовании использовался вариант «А», предназначенный для исследовательских целей, требующий ответа по 6 бальной шкале (-3, -2, -1, +1, +2, +3), где -3 – полностью не согласен, +3 – полностью согласен.

Анализ результатов осуществлялся в 2 этапа: на 1 этапе при помощи специальных таблиц и коэффициентов подсчитывались «сырые» баллы. На 2 этапе «сырые» баллы переводились в стены (стандартные оценки). Стены представлены в 10-ти балльной шкале и дают возможность сравнивать результаты различных исследований. Полученные показатели УСК по шкалам (полученный «профиль») сравнивались с нормой. Отклонение вправо ( 55) свидетельствует об интернальном типе контроля (УСК) в соответствующих ситуациях. Отклонение влево от нормы ( 55) свидетельствует об экстернальном типе УСК. Нами было использовано только две шкалы. 3. Шкала реактивной (ситуативной) и личностной тревожности (Ч.Д. Спилбергера – Ю.Л. Ханина) Данный тест является информативным способом самооценки уровня тревожности в данный момент (реактивная тревожность как состояние) и личностной тревожности (как устойчивая характеристика человека). Тревожность не является изначально негативной чертой. Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной личности. При этом существует оптимальный индивидуальный уровень «полезной тревоги». Результаты мы оценивали в градациях: до 30 баллов — низкая; 31-45 – средняя (умеренная); 46 и более — высокая тревожность. 4. Когнитивно-эмотивный тест (КЭТ) Ю.М. Орлова Тест измеряет количество и вид рефлексии по поводу эмоций. Под рефлексией в данном случае понимается мышление, направленное на решение внутренних проблем испытуемого, а именно, на снижение страдания от переживаемых отрицательных эмоций, перечисленных выше. Тест измеряет когнитивные процессы, точнее привычные умственные акты, представляющие собою защитную рефлексию человека, возникающую в результате переживания эмоций страха неудачи, чувства вины, стыда, обиды. Эти умственные акты в психологии принято называть механизмами психической защиты. Тест представляет собою набор высказываний, которые могут быть соотнесены испытуемым с определенными умственными действиями, возникающими в ответ на появление определенной эмоции. Тест проективный. Переживание воспроизводится в результате представления ситуации, в которой происходило переживание обиды, вины, стыда, страха неудачи. Ситуация стимулируется краткой инструкцией к каждому разделу теста.

Тест содержит 20 показателей. На каждый пункт теста может быть только один ответ: выбор данного пункта. Отсутствие выбора означает «нет». Индивидуальный балл присваивается испытуемому путем подсчета числа совпадений его ответов с ключом.

Опросник 7-бальной самооценки психологического состояния (Л.Х. Гаркави, 2003). Л.Х. Гаркави [35] для оценки адаптационных реакций спортсменов в экстремальных условиях соревнований. Тест оценивает психологическое состояние по ответам на десять вопросов по 7-балльной шкале.

Испытуемому предлагалось выбрать, какая из семи описанных градаций данного признака подходит к его состоянию на сегодня – и так по десяти признакам: тревожность, раздражительность, утомляемость, угнетенность, активность, оптимизм, сон, аппетит, работоспособность по скорости, работоспособность по времени. Ответу (по баллам) на каждый вопрос соответствует фиксированная адаптационная реакция и уровень реактивности. Условно все уровни реактивности автором были разделены на четыре группы: очень низкие, низкие, средние и высокие. В каждой группе уровней реактивности учитывались: стресс, тренировка, спокойная и повышенная активация, а на низких и очень низких – еще и переактивация. Таким образом, получилось восемнадцать различных состояний.

Нами было использовано пять основных вышеперечисленных состояний. На основании оценки состояния по десяти вопросам созданы «образы» реакций в зависимости от четырех групп уровней реактивности. Каждая реакция имеет свой «образ». Отмечая точки на окружностях в соответствии со своими баллами и соединяя их, получали «образ» своего собственного состояния. Сравнивая его с образами, изображенными на рисунках, предложенными Л.Х. Гаркави, определяли, в какой реакции какой из четырех групп уровней реактивности они находятся. Поскольку все люди разные по личностным характеристикам – по уровню оптимизма или умению быстро или длительно работать и т.п., то испытуемые проводили оценку с учетом своих особенностей, т.е. именно самооценку.

Для объяснения адаптации спортсменов к экстремальным условиям соревнований необходима наглядная и одновременно с этим объективная информация, что и навело нас на мысль о применении метода адаптометрии [41].

Метод корреляционной адаптометрии, разработанный в ВЦ СО РАН (А.Н. Горбань, Е.В. Петушкова (Смирнова), 1987) [42], позволяет оценить психическое напряжение в структуре личности и объяснить адаптацию спортсменов к экстремальным условиям соревнований. Основная идея метода – это демонстрация положения о том, что информационные взаимоотношения как внутри отдельных функциональных систем, так и в межсистемных связях в целом организме весьма чувствительны к различным энергоинформационным внешним воздействиям.

источник

SANOGENNYKH REFLECTION AS A STAFF STRESS FACTOR

Ресурсность персонала мы понимаем не только как эффективность профессиональной деятельности работников, но и как их потенциальную возможность быть более результативными. В нашем понимании ресурсность представлена показателями здоровья, профессиональной и эмоциональной компетентностью, способностями, талантом. Отсутствие даже одного из показателей ресурсности значительно снижает возможность быть эффективным в профессиональной деятельности. В данной статье мы рассмотрим отсутствие в структуре ресурсности такого показателя, как «эмоциональная компетентность», под которой мы, вслед за М. Райнольдсом, подразумеваем способность понимать свои собственные чувства, эмоциональные состояния других, правильно оценивать их, а также контролировать свои эмоции и конструктивно их выражать, используя их для того, чтобы управлять своим поведением. Для персонала организаций любых организационно-правовых форм одним из критериев «профессиональной нормы» является профессиональная эмоционально-волевая надежность, которая проявляется в психологической устойчивости, его способности к самоконтролю и эмоционально-психологической саморегуляции. Стресс является существенным фактором снижения ресурсности сотрудников. Ганс Селье под стрессом понимал неспецифическую адаптационную реакцию организма на стрессогенный фактор. По его мнению, есть полезный стресс (эустресс) и неполезный (дистресс).

Открытие отечественными учеными Л. Х. Гаркави, Е. Б. Квакиной, Т. С. Кузьменко, И. А. Шихляровой новых антистрессорных реакций тренировки и реакций спокойной и повышенной активации существенно изменило понимание сущности стресса. Ученые доказали периодическую зависимость адаптационной реакции от силы и дозы действующего фактора. Организм человека на действие раздражителей (физических, психических и т. д.) отвечает одной из адаптационных реакций: на раздражители большой силы — стрессом, на раздражители слабой силы (дозы) — реакцией тренировки, на раздражители средней силы (дозы) — реакцией спокойной и повышенной активации . Источником стресса являются различные факторы, как внешние (условия труда, социальная и бытовая неустроенность, взаимоотношения с коллегами и близкими и т. п.), так и внутренние (жизненная философия, система личностных ценностей, стиль мышления). Почему мышление может быть источником стресса? Мышление, в соответствии с концепцией Ю. М. Орлова, рассматривается с позиций его влияния на качество жизни человека, в том числе и качество эмоциональной сферы. Основная функция мышления — обеспечение поведения и выживания, и от того, насколько хорошо мышление выполняет свою функцию, зависит благополучие человека. Если результатом мышления является поведение, переживание, приводящее к страданию и болезни, то такое мышление автор называет патогенным; если мышление направлено на достижение эмоционального благополучия — саногенным, то есть оздоравливающим. В настоящее время существует ряд экспериментальных исследований, доказывающих позитивное влияние саногенного мышления на личность человека, результативность его деятельности, а также снижение тревожности, оптимизацию акцентуации характера, социально-психологической адаптации, повышение академической успеваемости, развитии эмоциональной компетентности (В. А. Иванов, М. С. Козловская, В. В. Лысенко, С. Ф.Марчукова, С. Н. Морозюк, Н. В. Павлюченкова, А. В. Рассохин, Н. Ю. Стоюхина, Ю. А Тотанов и др.). В основе теории Ю. М. Орлова лежат психофизиологические исследования И. П. Павлова (условно-рефлекторная деятельность, теория классического научения), П. К. Ано- хина (обратная афферентация), Д. Н. Узнадзе (установка) и др.

Согласно теории Ю. М. Орлова когнитивная структура эмоций выглядит следующим образом:

1. Мои ожидания относительно поведения другого;

2. Мое восприятие поведения другого;

3. Моя эмоциональная реакция, вызванная восприятием рассогласования моих ожиданий и реального поведения близкого мне или значимого для меня человека.

В когнитивной структуре эмоций заложены внутренние причины стресса. Чем больше рассогласование между моими ожиданиями относительно поведения другого и его реальным поведением, тем сильнее эмоция. В системе межличностных отношений всегда есть повод для переживаний, если ожидания относительно поведения партнера по общению не осознаются, если не отрефлексированы источники собственных ожиданий. Объектом размышлений, как правило, становится поведение другого, его личные качества, которые рассматриваются в качестве причины переживаний. Привычка приписывать другому человеку поведение, которое ему не свойственно, выстраивать не- реалистичные ожидания — «ахиллесова пята» межличностных отношений. Даже в современном менеджменте организаций именно этот аспект управленческой деятельности хотя и является проблемным, однако плохо поддается анализу и не поддерживается адекватными управленческими действиями. Повышение рефлексивной культуры менеджера, его эмоциональной компетентности — ключ к решению данной проблемы.

Являясь когнитивным механизмом развития личности, рефлексия помогает осознавать не только собственные действия и поведение, но и изменять средства и основания деятельности с целью управления состоянием, его оптимизации. Следовательно, рефлексию следует рассматривать как способность субъекта осознавать, как он в действительности воспринимается и оценивается окружающими, что является важнейшим фактором адаптации. В исследованиях Л. И. Адамян, Ю. Н. Крайновой, В. В. Лысенко, С. Ф. Марчуковой, С. Н. Морозюк, Н. В. Павлюченковой, А. Л. Рудакова установлено, что саногенная рефлексия способствует снижению тревожности, повышению эффективности в деятельности, устойчивости личности к неблагоприятным внутренним и внешним факторам, стрессоустойчивости. Рефлексия позволяет личности выйти за пределы собственного стереотипного мышления, осознать свою профессиональную позицию и эффективно выстраивать пространство конструктивного гуманистического взаимодействия с субъектами профессиональной деятельности. Освоение рефлексивной культуры предполагает освоение технологии саногенного (оздоравливающего) мышления в специальном обучении.

Суть метода по Ю. М. Орлову заключается в уместном применении умственных автоматизмов, изменении стереотипов мышления, ставших патогенными, изменении философии обыденной жизни, что, несомненно, приводит к конструктивному изменению поведения и отношений. В этой связи можно сказать что стрессоустойчивость и устойчивость личности к неблагоприятным внутренним и внешним факторам — это способность контролировать свой ум, производящий образы и мысли. Таким образом, ключом к повышению стрессоустойчивости персонала, достижению душевного равновесия, физического благополучия является осознание источника возникновения своих мыслей, чувств, эмоций, изменение этих мыслей и управление эмоциями, что непременно приводит к повышению ресурсности персонала, эффективности всей организации.

источник

«А.Л. РУДАКОВ Стресс, стрессоустойчивость и саногенная рефлексия в спорте МОНОГРАФИЯ Красноярск, 2011 4 А.Л. РУДАКОВ Стресс, стрессоустойчивость и саногенная рефлексия в спорте 5 УДК . »

Министерство образования и науки Красноярского края

и саногенная рефлексия в спорте

Красноярск, 2011 4 А.Л. РУДАКОВ Стресс, стрессоустойчивость и саногенная рефлексия в спорте 5 УДК 159/94+614 ББК 88.3+52.5 Г 37 РЕЦЕНЗЕНТЫ:

Нургалеев В.С., к.пед.н., д.психологических наук, профессор.

Рудаков А.Л. Стресс, стрессоустойчивость и саногенная рефлексия в спорте:

монография / А.Л.Рудаков. — Красноярск, 2011. — 190 с.

В книге впервые представлены новые возможности саногенной рефлексии: определены её функции, обосновано позитивное влияние в обеспечении стрессоустойчивости личности спортсмена.

Разработанные автором показатели стрессоустойчивости могут найти применение в определении готовности в профессиональной, спортивной и других видов деятельности, связанных с высоким риском, мобилизацией личностных и психофизиологических ресурсов человека.

Монография может использоваться в различных сферах профессиональной деятельности, психологических тренингах и консультировании.

СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ ЛИЧНОСТИ В СПОРТЕ………………………………………………………. 1.1. Основные концепции стресса в отечественной и зарубежной психологии……… 1.2.Проблема стрессоустойчивости личности спортсмена

1.3. Пути и средства повышения стрессоустойчивости личности в спорте …………….

ЛИЧНОСТИ ………………………………………………………………………………………………………………… 2.1. Содержание и структура рефлексии в научной литературе ……………………………. 2.2. Патогенная рефлексия как источник эмоционального стресса в спортивной деятельности………………………………………………………………………………………. 2.3. Саногенная рефлексия как фактор стрессоустойчивости личности………………….

ЛИЧНОСТИ СПОРТСМЕНА (ОРГАНИЗАЦИЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ)……………. 3.1. Диагностические методики сбора и изучения информации о психоэмоциональном состоянии личности……………………………………………………………. 3.1.1. Потребностно-мотивационный профиль личности (опросник Ю.М. Орлова)…………………………………………………………………………………………………………… 3.1.2. Уровень субъективного контроля (УСК) (тест Е.Ф. Бажина, Е.А. Голынкиной, А.М. Эткинда)……………………………………………………………………………… 3.1.3. Шкала реактивной (ситуативной) и личностной тревожности (тест Ч.Д. Спилбергера – Ю.Л. Ханина)…………………………………………………………………… 3.1.4. Когнитивно-эмотивный тест (КЭТ) (Ю.М. Орлов)………………………………………… 3.1.5. 7-бальная самооценка психологического состояния (опросник Л.Х. Гаркави, 2003)……………………

Проблема стресса и стрессоустойчивости в современном обществе имеет непреходящий характер, обусловленный социальным заказом. Особую актуальность проблема развития стрессоустойчивости приобретает в связи с социальной, экономической, политической и практической значимостью обеспечения должного уровня стрессоустойчивости в общественно необходимых экстремальных видах деятельности. Причина пристального внимания к проблеме стрессоустойчивости связана с особенностями перехода к информационному обществу, ростом научно-технического прогресса, повышением конкуренции и требований к профессиональной деятельности.

Отечественные исследователи проблемы стресса с позиции системного подхода и категории деятельности считали стрессоустойчивость необходимой характеристикой целостного процесса адаптации и связывали ее с регуляцией эмоциональных состояний, что означает способность быть эмоционально стабильным или психически устойчивым (Н.Д.Левитов, 1967; П.Б.Зильберман, 1974; Я.Рейковский, 1979; В.Л.Марищук, 1983; В.Г.Норакидзе, 1983; К.К.Платонов, 1986; А.Г.Маклаков, 2001).

Стрессоустойчивость связывают с надситуативной активностью (В.А.Петровский, 1992), поисковой активностью (В.С.Ротенберг, В.В.Аршавский, 1984), сопротивляемостью (C.S.Carver, 1998; A.Antonovsky, 1987), смыслопорождением (Ф.Е.Василюк, 1983), творческим поведением, не привязанным к биологическим факторам (Ф.Е.Василюк, 1983; К.Роджерс, 1994; А.Маслоу, 1994; Г.Олпорт, 2002; В.И.Кабрин, 2005 и др.), выносливостью (жизнестойкостью) (S.Kobasa, M.C.Pucetti, 1983; С.Мадди, 2005).

В значительной степени изучена и широко представлена в научной литературе роль физиологических и психологических предпосылок в становлении устойчивости к стрессу. В ряде работ показана возможность целенаправленного ее формирования путем практического применения методов и приемов произвольной психической саморегуляции (В.К.Калин, 1984; Б.В.Зейгарник, 1989; О.А.Конопкин, 1989; К.А.Абульханова-Славская, 1991, 2001;

А.В.Брушлинский, 1994; Л.Г.Дикая, 1999; В.И.Моросанова, 2001; В.А.Бодров, 2004; Д.А.Леонтьев, 2007). В психологии и психофизиологии стрессоустойчивость исследуется как свойство личности, способствующее высокой продуктивности деятельности в экстремальном пространстве (В.А.Бодров).

Некоторыми авторами описываются физиологические детерминанты стрессоустойчивости-неустойчивости: рассматриваются фундаментальные, в частности, общие свойства нервной системы и темперамент (Б.А.Вяткин, С.Л.Макаренко, В.Д.Небылицин, Б.М.Теплов). Признается влияние психологических и психофизиологических особенностей человека на возникновение и протекание стресса. Однако из этого не следует, что в экстремальных ситуациях эти механизмы срабатывают фатально, без возможности управления ими личностью. Оценка ситуации человеком, приписывания ей того или иного смысла, как значения для себя, выполняет решающую роль в ее определении либо как стрессогенного фактора, либо как фактора, способствующего успешной адаптации личности.

Именно личностная рефлексия, являясь когнитивном механизмом, обеспечивающим содержательную взаимосвязь, интеграцию всех структурных компонентов личности, есть фактор стрессоустойчивости. Повышение эффективности личности в социуме и в деятельности – основная функция рефлексии.

В данной книге решается проблема развития особой личностной рефлексии, обеспечивающей обнаружение и устранение «ограничителей» личностного роста и управления эмоциональным стрессом. Вслед за Ю.М.Орловым и С.

Для нас важно, что саногенная рефлексия как фактор повышения стрессоустойчивости направлена на достижения и способствует:

а) изменению общей направленности личности (доминирующе-аффилирующий профиль изменяется в сторону усиления потребности в достижениях);

б) изменению локуса субъективного контроля личности от экстернального к интернальному;

в) развитию адаптационных реакций тренировки и активации;

г) снижению объема защитной рефлексии по поводу переживания отрицательных эмоций (обиды, вины, стыда, страха неудачи);

д) снижению уровня психической напряженности: ослабевает степень взаимосвязанности структурных компонентов личности (направленности, локуса контроля, тревожности, эмоций обиды, вины, зависти, страха неудачи, защитной рефлексии) и ее адаптационных реакций (тренировки, активации, стресса).

Материалы и методика развития саногенной рефлексии в процессе психологической подготовки спортсменов к соревнованиям внедрены в практику спортивных школ Красноярского края (Боготольская ДЮСШ, Лесосибирская ДЮСШ, Красноярская ШВСМ и школа борьбы г. Красноярска).

Полученные результаты могут служить теоретической и практической основой для психологического сопровождения процесса обучения в школах и вузах, подготовки спортсменов, а также организации практических семинаров и тренингов по развитию стрессоустойчивости.

В данной главе представлен систематизированный анализ подходов к определению сущности стресса и стрессоустойчивости в отечественной и зарубежной психолого-педагогической литературе. При анализе трудов (Б.А. Вяткин, Ф. Генов, Е. Генова, Л.Д. Гиссен, О.В. Дашкевич, Р.М. Загайнов, В.Л. Марищук, А.Ц. Пуни, А.В. Родионов, Н.А. Худадов, Н.М. Ванек, В. Гошек, О.

Микшик, И. Руисел, М. Махач, П. Кунат, Р. Фрестер, Б. Шелленбергер, Р. Матезиус, С. Димитрова, М. Эпуран, Ю. К. Моску, Л. Лазаревич, В. Параносич. R.

Nideffer, Ch. Hindel, и др.) выявлены пути и средства повышения стрессоустойчивости личности спортсмена.

Глава состоит из трёх частей.

В первом параграфе «Основные концепции стресса в отечественной и зарубежной психологии» освещаются различные взгляды учёных на данную проблему.

Рассмотрены основные этапные теории стресса: биологическая (Fuller J.L.

и Thompson W.R.), физиологическая (Г.Селье), психодинамическая (З.Фрейд), социальная (D.Mechanik), социально-психологическая (B.P.Dohrenwtnd), психологическая (условно-рефлекторная И.П.Павлов, Дж.Уотсон и оперантная Б.Скиннер), когнитивная (Р.Лазарус), системная (Dantzer R., Kelly K.), ресурсная (S.Hobfoll) и междисциплинарную (H.Basowitz).

Даны определения стресса зарубежными и отечественными учёными.

Предложен анализ теоретических и эмпирических исследований психического стресса в спорте.

Во втором параграфе «Проблема стрессоустойчивости личности спортсмена» на основании научной литературы раскрыта проблема стрессоустойчивости в рамках теорий личности (G. Allport, H. Eysench, R. Cattell, C.

Rogers и др.), теории мотивации достижения (D. McClelland и др.), теории гомеостаза (У. Кеннон) и стресса (Г. Селье), теории адаптационно-трофического значения симпатической нервной системы (Л.А. Орбели), теории темперамента и свойств нервной системы (И.П. Павлов, В.Д. Небылицын, и др.) теории надежности деятельности (Б.Ф. Ломов и др.), теории интегральной индивидуальности (В.С. Мерлин), концепции профессионального самосознания (Л.М. Митина).

В параграфе обозначены алгоритмы «работы» с негативными эмоциями в экстремальных ситуациях и на основании спортивной психологии предложены пути антистрессовой устойчивости спортсменов.

В третьем параграфе «Пути и средства повышения стрессоустойчивости в спорте» выделяются две группы активных способов повышения общей устойчивости организма к стрессорам; исследуются разные методы управления стрессом в условиях соревнований; акцентируется внимание на точке зрения Г.Д. Горбунова о значении рефлексии в управлении стрессом и её благотворном воздействии на спортсмена.

На современном этапе развития общества в связи с интенсивным увеличением требований к жизнедеятельности человека проблема стресса остается острой и актуальной (А.Ю. Александровский, Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, А.Б. Леонова, В.Д. Менделевич, В.Я. Семке, Н.В. Тарабрина и др.).

Известно, что занятия большим спортом сопровождаются тяжелыми нагрузками и приводят к нарушению общего состояния и частому развитию стресса, что вызывает снижение иммуно-биологической реактивности и повышение заболеваемости (Дембо А.Г., 1980; Марищук В.Л., 1983; Шубин В.М., Левин М.Я, 1985 и др.) [36].

Хотя соревновательный стресс очень распространен, в частности, в спорте, имеются определенные проблемы с экспериментальным исследованием и изучением соревновательного стресса в лабораторных условиях, точным определением соревновательных ситуаций, являющихся стрессовыми и для каких типов испытуемых, а также с количественной оценкой степени стресса [96].

Изначально качественными характеристиками эмоциональных и поведенческих реакций спортсменов на различные соревновательные стрессоры до появления в спортивно-педагогической литературе термина «стресс» являлись предстартовые состояния спортсменов – предстартовая лихорадка и апатия (по А.Ц. Пуни) [172]. Как и в общей психологии, в спортивной психологии не существует единой теории стресса.

Анализ литературы показывает, что к числу основных этапных теорий стресса можно отнести следующие: биологическая, психологическая, социальная и системная.

Основные этапные теории стресса.

В настоящее время существуют ряд концепций биологического стресса (У.

Кеннон, Г. Селье, И.П. Павлов, Л.А. Орбели, Э. Геллгорн и др.) и обобщающих исследований по проблеме состояния человека в условиях значимой напряженной деятельности (К.К. Платонов, В.Л. Марищук, Е.А. Плетницкий, В.В. Суворова, Ф.П. Космолинский, Н.И. Наенко и др.).

Суть биологической теории стресса Fuller J.L. и Thompson W.R. сводится к положению, что способность организма сопротивляться стрессу зависит от предопределенных защитных стратегий функционирования вне зависимости от текущих обстоятельств. Исследования в данной области являются попыткой установить связь между генотипом и некоторыми физическими характеристиками (фенотипом), способными снизить общую индивидуальную способность сопротивляться стрессу [208].

В рамках биологической теории Г. Селье [153] представил модель физиологического стресса как неспецифическую генерализованную реакцию организма в ответ на любые неблагоприятные воздействия (голод, усталость, холод, угроза, боль и др.). Г. Селье, как представитель бихевиористской медицины, рассматривал стресс в качестве однонаправленной связи организма и среды (негативный внешний стимул — физиологическая реакция организма).

По мнению Р. Лазаруса, стресс физиологической природы представляет собой непосредственную реакцию организма, сопровождающуюся выраженными физиологическими сдвигами на воздействие различных внешних и внутренних стимулов физико-химической природы. При этом величина физиологического стресса зависит от интенсивности воздействующего агента.

H.G. Wolff, согласно своей модели, рассматривал стресс как физиологическую реакцию на социально-психологические стимулы и установил зависимость этих реакций от природы отношений, мотивов поведения индивида. По мнению H.G.Wolff [225], стимулы внешней среды и внутренние конфликты приводят к субъективным переживаниям, реакциям и изменениям личности, которые сопровождаются соответствующими физиологическими, биохимическими реакциями и изменениями. Когда организм встречает опасность, в нем возникает интегральная и комплексная стрессовая реакция. Причем, стрессовые реакции возникают как от физических, так и от символических опасностей.

Одна из психологических теорий стресса связана с теорией научения, в которой используется либо классическая условно-рефлекторная модель (И.П.

Павлов, Дж. Уотсон), либо оперантная модель (Б. Скиннер).

В условно-рефлекторной модели Дж. Уотсона [224] отмечены два аспекта.

Первый заключается в том, что такие эмоциональные реакции, как страх и тревога, являются комплексными и включают в себя поведенческий, физиологический и психологический компоненты. Второй аспект сводится к тому, что тревога может стать предвосхищающей реакцией на воздействие нового условного раздражителя.

Оперантная модель стресса основной акцент делает на характере поведения индивида при воздействии неблагоприятных факторов и, в частности, на выработке стратегии избегания такого воздействия [19].

Другая психологическая теория связана с когнитивной теорией стресса, представленная моделью динамических процессов (Р. Лазарус), суть которой составляют положения о роли субъективной познавательной оценки угрозы неблагоприятного воздействия и имеющихся возможностей для преодоления стресса. Угроза, представителем данной теории Р. Лазарусом, рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов определенного вида. Р. Лазарус высказал также предположение о том, что адаптация к среде определяется эмоциями [85]. «Вредоносные» свойства стимула оцениваются по характеристикам интенсивности его воздействия, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, ресурсов индивида по преодолению такого воздействия. На взгляд Р. Лазаруса, особенности психологического стресса заключаются в том, что он вызывается психическими стимулами, которые оцениваются как угрожающие. То есть, развитие психологического стресса возможно без материального присутствия его источника, а только благодаря способности индивидов предвосхищать предстоящие и даже чаще всего лишь возможные столкновения с какойлибо опасной для него ситуацией. Характер и интенсивность стрессовой ситуации в основном определяются степенью расхождения между требованиями, которые предъявляет конкретная деятельность к личности и теми потенциями, которыми обладает субъект.

Проблемами психического стресса и стрессоустойчивости в спорте занимались Б.А. Вяткин, Ф. Генов, Е. Генова, Л.Д. Гиссен, О.В. Дашкевич, Р.М. Загайнов, В.Л. Марищук, А.Ц. Пуни, А.В. Родионов, Н.А. Худадов, Н.М. Ванек, В. Гошек, О. Микшик, И. Руисел, М. Махач, П. Кунат, Р. Фрестер, Б. Шелленбергер, Р. Матезиус, С. Димитрова, М. Эпуран, Ю. К. Моску, Л. Лазаревич, В. Параносич. R. Nideffer, Ch. Hindel, и др. (цит. по [207, С. 8]). У нас в стране были проведены три Всесоюзных симпозиума по проблеме психического стресса в спорте (Пермь, 1973, 1975, 1977). Важное место проблемы соревновательного стресса занимали и в тематике Всероссийских конференций по управлению тренировочным процессом (Ленинград, 1973, 1975, 1977, 1979).

В исследованиях некоторых учёных отражены различные подходы к изучению стресса и тревоги в спорте (Б.А. Вяткин, В. Гошек, Б. Карольчак-Биернацка, Ч.Д. Спилбергер, А.В. Мальчиков, В.Л. Марищук, В.Э. Мильман).

Основной акцент в этих работах делается на личностных детерминантах стресс-реакций у спортсменов, глубине и выраженности этих стресс-реакций (цит.

Описать и объяснить психический стресс в спорте исследователи пытались с разных позиций: роли ведущих мотивов и отношений личности (Б.А.

Вяткин, В.С. Мерлин), соотношения определенных личностных характеристик (Е.А. Калинин, Ю.Н. Лысенко), психодинамических и нейродинамических свойств индивида (Б.А. Вяткин, В.С. Мерлин, В.П. Мерлинкин, В.В. Маркелов, В.И. Шарцев, А.П. Самонов и др.), соревновательного опыта (Ю.Я. Киселев), готовности спортсмена (А.Д. Ганюшкин), полового диформизма (Л.В.

Буравцева), биологических ритмов, в частности, явления десинхроноза (В.А.

Психологический стресс в соответствии с концепцией Кофи и Эппли (1964) представляет собой субстанциональный синоним понятия состояния тревоги по Спилбергеру. Каррон (1971) также приравнивает стресс к состоянию тревоги, ссылаясь на работу Лазаруса с соавторами (Лазарус, 1966; Лазарус, Оптон, 1966) [172].

Чаще всего термин «тревога» используется исследователями для описания неприятного по своей окраске эмоционального состояния или внутреннего условия, которое характеризуется субъективными ощущениями напряжения, беспокойства, мрачных предчувствий, а с физиологической стороны – активацией автономной нервной системы. Состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциально элементы опасности, угрозы, вреда и может варьировать по интенсивности и изменяться во времени как функция уровня стресса, которому подвергается индивид. Тревожность и боязнь неуспешного выступления часто являются главным поводом неудачи [193].

Некоторые исследователи считают, что высокая тревожность не всегда мешает успешной деятельности, хотя это состояние субъективно неприятное [163].

И.М. Фейнгерберг отмечает, что у высокотревожных людей выполнение деятельности в стрессогенных условиях вызывает значительное нервно-психическое напряжение, обусловленное их чрезмерной требовательностью к себе [177].

О.П. Карпова утверждает, что фактор тревожности оказывает сильное влияние на регуляцию устойчивости организма в стрессовых ситуациях, заметно снижая его работоспособность. Тревожность может быть отнесена к числу факторов риска, оказывающих негативное влияние на адаптационные возможности организма в условиях психического стресса [67].

В активации тревоги (впрочем, как и других эмоциональных состояний) решающую роль играют когнитивные факторы. Когнитивные оценки опасности, по-видимому, являются первым звеном в возникновении состояния тревоги, а когнитивная переоценка определяет интенсивность таких состояний и их устойчивость во времени [172].

Поскольку возрастание состояния тревоги переживается индивидом как неприятное, болезненное, постольку когнитивные и поведенческие реакции, включенные в это состояние, несут функцию минимизации возникающего дискомфорта. Возникший процесс тревоги сопровождается процессом переоценки стрессовых условий, эта переоценка способствует выбору соответствующих перекрывающих механизмов, облегчающих переживание стресса, а также активации некоторых механизмов типа избегания, выводящих индивида из ситуации, вызывающей тревогу. Если же возможности преодолеть или избежать стресс не существует, включаются механизмы психологической защиты, функция которых состоит в уменьшении состояния тревоги. Эти механизмы: подавление, отрицание, проекция и другие – искажают восприятие стимула, вызывающего тревогу [172].

Наибольшее внимание ученых привлекла концепция стресса, основанная, на реакциях, поскольку несомненно существование связи между эмоциональным напряжением и активацией симпатико-адреналовой системы (Элмодьян 1957) [32]. В связи с этим представляет интерес исследование Крахенбухла (1971), который сравнил стрессовую реакцию у теннисистов в четырех различных ситуациях (обычные условия, тренировка, ожидание соревнований и сами соревнования), определяя содержание катехоламинов [15].

Читайте также:  Что такое окислительный оксидативный стресс

Б.А. Вяткин [32] предлагает состояние психического стресса, возникающего при участии в спортивных соревнованиях, определять условиями разного иерархического уровня. По его мнению, наиболее высокий уровень – это мотивы и отношение личности. Объективно трудная ситуация, вызванная какими-либо внешними требованиями и препятствиями, становится стрессогенной только тогда, когда есть достаточно активные мотивы, побуждающие преодолеть эти трудности. То есть триада показателей стресса (субъективные переживания, вегетативные сдвиги, изменения деятельности) проявляется только при условиях высшего уровня – высокой активной мотивации. Более низкий иерархический уровень условий, определяющих стресс – нейродинамические свойства индивидуума. При одном и том же стрессоре динамика стресса и его влияние на эффективность деятельности у разных людей зависит от свойств нервной системы и темперамента.

Еще одним уровнем условий, определяющих стресс, является эмоциональное возбуждение организма. В исследованиях Е. А. Калинина [61] повышенный уровень возбуждения был отмечен в 7 случаях, при этом только в случаях спортсмен выступал успешно, в остальных случаях выступление оценивалось как среднее или неудачное. Этот уровень также зависит от влияния условий более высокого уровня – свойств нервной системы и темперамента, которые в значительной степени определяют происхождение и динамику состояния стресса.

Влияние эмоциональной напряженности на психику, качественные особенности и эффективность деятельности спортсмена разные ученые расценивают по-разному: одни считают, что она является только отрицательным фактором и ведет к временному снижению функций (П. Б. Зильберман, 1973; С. А.

Разумов, 1975), другие, наоборот указывают, что психическая напряженность повышает эффективность деятельности в ответственные моменты (Л. М. Аболин, 1975; Ю. Н. Лысенко, 1975), третьи утверждают, что при длительном воздействии она превращается из положительного фактора в отрицательный (А. В.

Родионов, 1975; А. Д. Ганюшкин, 1975), наконец, некоторые полагают, что психическая напряженность как положительно действующий фактор может усиливаться и достигать такой степени, когда она уже дезорганизующе влияет на спортсмена и становиться стрессом (В. Л. Марищук, 1975).

Характерной чертой и важнейшим источником эмоционального стресса в современных спортивных соревнованиях считают экстремальность условий деятельности (А. Ц. Пуни, 1972). Показатель степени экстремальности ситуации – это уровень осознанности действительности. Понятие «экстремальная ситуация» всегда носит относительный характер и определяется как препятствие, отражающее субъективный уровень трудности условий ситуации деятельности [40]. Реальная действительность не может быть объективно экстремальной.

Причины экстремальности кроются в самом действующем субъекте, который, сталкиваясь с объективной ситуацией, когда возникает элемент осознания собственного несоответствия для успешного решения проблем, вынужден признать ту или иную степень экстремальности ситуации относительно субъективной проблемности внешней действительности. [40].

Люди часто по-разному интерпретируют одни и те же события. То, что вызывает интерес и мобилизует одного, другой воспринимает как неприятную обязанность. То, что для одного возможность, шанс, для другого – угроза, опасность. Значение, которое люди приписывают событиям, оказывает огромное влияние на психический опыт. Многие теоретики утверждают, что когнитивные и интерпретационные процессы образуют ядро личности и психического опыта (например, Cantor & Kihlstrom, 1987; Heider, 1958; Higgins, 1999; Kelly, 1955;

Kreitler & Kreitler, 1992; Ross & Nisbett, 1991) [65].

Индивидуальные различия в эмоциях, мышлении и действиях, которые рассматриваются как существенные проявления личности, обусловлены характерным для человека способом интерпретации событий своей жизни (Higgins, 1999). Спорт высших достижений принадлежит к таким видам деятельности, в которых в принципе невозможно избежать часто повторяющихся ситуаций с высокой психической напряженностью. Далеко, не всегда эти ситуации разрешаются успешно. Иногда спортсмена подстерегает серия неудач, у него возникают мотивы их избегания, мотивы опасения за успех, мотивы сомнения в успехе. При частом повторении таких ситуаций у спортсмена формируется мотивация избегания неудач, которая проявляется в неуверенности, оборонительном характере поведения, снижается честолюбие и активность в освоении атакующих средств.

Попытки тренера и партнеров по команде повлиять на тип мотивации, как правило, приводят к ухудшению результативности [128, с. 76.].

Разные спортивные исследователи предлагают свое понимание природы психологического стресса. Так, например, Б.А. Вяткин считает, что соревновательный стресс возникает у спортсменов независимо от типологических свойств их нервной системы и темперамента [31].

На взгляд Ю.Е. Сосновиковой, психологическую характеристику стресса составляют темперамент, напряженность, воля и мотивация [164].

По мнению Г. Д. Горбунова, психологический стресс возникает на уровне мотивов, направленности личности, на уровне отношений, свойств темперамента (активность, реактивность), нарушения целостности организма (клеточного уровня, биохимических регуляторов) [43].

Л.Д. Гиссен утверждает, что в центре проблемы формирования стресса стоит человек, личность. Влияние схожих внешних условий различно потому, что они преломляются внутренними индивидуальными особенностями личности, системой ее отношения к ситуации [39].

На взгляд Ю.Л. Ханина – стресс характерен только для тревожных. Воспитание по типу «все или ничего», жесткие требования социальной среды к успешности, определенные взаимоотношения становятся требованиями, воспринимающимися, как угрожающие. В таком обществе считаются только с достигающими и успешными людьми [172].

Б.А. Вяткин и В.С. Мерлин считают, что соревновательный стресс имеется у всех соревнующихся спортсменов, отличающихся чувством высокой ответственности, независимо от типа их нервной деятельности, их темперамента, что характеризует социальную природу стресса в важности задачи [32, 101].

В.С. Мерлин стресс определяет «готовностью», состоянием или отношением личности, то есть проявлением всей личности. Основу стресса, на его взгляд, определяют свойства личности [102].

По мнению М.А. Новикова, когда управление требованиями среды невозможно по каким-либо причинам, может возникнуть дополнительный момент для стресса [132, с. 48].

А. Л. Меньщикова дополняет стресс-факторы публичностью соревнований [100]. Необходимо изучение тех личностных особенностей спортсмена, которые обусловливают его субъективное отражение феномена «публичности соревнований» с тем, чтобы обучить его приемам психологической защиты от неблагоприятных воздействий [100, с. 5-7].

В.Р. Dohrenwend [204], представитель социально-психологической модели, модифицировал модель физиологического стресса Г. Селье применительно к психологическому стрессу и рассматривал стресс как состояние организма, в основе которого лежат как адаптивные, так и неадаптивные реакции в ответ на внутренние и внешние стимулы, развивающиеся до некоторого порогового уровня, за которым психологические и физиологические способности и возможности нарушаются [203].

В рамках социальных теорий представлена модель D. Mechanik. Он определил стресс как «дискомфортные реакции индивида в особых ситуациях» [217, p. 7], а в последующем более точно – как «несоответствие между требованиями, предъявляемыми к индивиду, и возможными его реакциями на эти требования» [217, p. 301]. Центральным элементом в модели D. Mechanik являются понятие и механизмы адаптации, которые определены им как способ, которым индивид борется с ситуацией и со своими чувствами, вызванными этой ситуацией. По его мнению, адаптация имеет два проявления: преодоление (борьба с ситуацией) и защита (борьба с чувствами, вызванными ситуацией).

Системную теорию представляет ресурсная модель стресса, наиболее полно представленная S. Hobfoll [210], и рассматривающая развитие стресса в связи с проблемой человеческих ресурсов. По его мнению, человеческие ресурсы включают предметную сферу (поведенческая активность), ресурсы состояния, личностные характеристики, энергетические показатели. Согласно S.Hobfoll, «люди используют различные способы компенсации потерь: это может быть либо прямое их возмещение, либо компенсация, переоценка ситуации и переключение внимания на выигрышные моменты новой ситуации» [210, p.

По-прежнему в спортивной психологии отсутствует понятие стресса как системного, следовательно, к пониманию стресса и определению его как понятия необходимо исходить из интегральной характеристики целостного психофизиологического состояния личности.

Чтобы выделить главное в изложенной информации, приведём в сжатой, наглядной форме наиболее значительные трактовки основных этапных теорий стресса. ( См.: Таблица 1)

1.Концепции биологического стресса защитных стратегий функционирования: попытка устаноJ.I. Fuller вить связь между генотипом и фенотипом (некоторые физические характеристики), способными снизить индивидуW.R.Thompson В рамках биологической теории представил модель физиологического стресса как неспецифическую генерализованную реакцию организма на любые неблагоприятные возГ.Селье действия (голод, холод, боль, угроза и др.). Он рассматривал стресс как однонаправленную связь организма и среды По его мнению, стресс физиологической природы – непосредственная реакция организма, сопровождающаяся выраженными физиологическими сдвигами на воздействие ческой природы. Величина физиологического стресса зависит от интенсивности воздействующего агента.

Рассматривал стресс как физиологическую реакцию на социально-психологические стимулы. Установил зависимость этих реакций от природы отношений, мотивов поведения индивида. По его мнению, стимулы внешней среды H.G.Wolff и внутренние конфликты приводят к субъективным переживаниям, реакциям и изменениям личности. Стрессовая (См. продолжение таблицы 1 на следующих страницах) И.П.Павлов 2.Психологические теории стресса 1 аспект – эмоциональные реакции (страх, тревога) явДж.Уотсон ляются комплексными, включают поведенческий, физиологический, психологический компоненты;

— оперантная модель: акцент на характере поведения индивиБ.Скиннер Модель динамических процессов: положение о роли субъективной познавательной оценке угрозы неблагоприятного воздействия и имеющихся возможностях для преодоления Р.Лазарус Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом Предположение: адаптация к среде определяется эмоциями.

По мнению ученого, человеческие ресурсы включают предметную сферу (поведенческая активность), ресурсы состояния, личностные характеристики, энергетические показатели. «…люди используют различные способы компенсации S.Hobfoll потерь: это может быть либо прямое их возмещение, либо компенсация, переоценка ситуации и переключение внимания на выигрышные моменты новой ситуации».

Источником к изучению стресса и тревоги в спорте. соПодходы эмоционального стресса в спортивных ревнованиях считают экстремальность условий деятельРоль ведущих мотивов и отношений личности.

Ученый предлагает определять условиями разного иерархиЭкстремальность условий деятельности, показателем стеческого уровня: высокий – это мотивы и отношение личноБ.А.Вяткин А.Ц.Пуни пени которой является уровень осознанности действисти. Триада показателей стресса (субъективные переживания, вегетативные сдвиги, изменение ситуация» определятельности. Понятие «экстремальная деятельности) проявляетсякак препятствие. Причины экстремальности кроются– нейродинамические свойства индивидуума.

Соревновательный стресс возникает независимо от типоБ.А.Вяткин — Соотношение определенных личностных и темперамента логических свойств нервной системы характеристик.

Эмоциональное возбуждение организма. Этот уровень зависит от свойств нервной системы и темперамента. Они опреЕ.А.Калинин Стресс возникает на уровне мотивов, направленности личности, отношений, свойств темперамента (активность, Г.Д.Горбунов реактивность), нарушения целостности организма (клеточного уровня, биохимических регуляторов).

Характеристику стресса составляют темперамент, напряЮ.Е.Сосновикова женность, воля, мотивация.

Стресс определяется «готовностью», состоянием или отВ.С.Мерлин ношением личности. Основу стресса, на его взгляд, определяют свойства личности.

Ученый модифицировал модель физиологического стресса Г.Селье применительно к психологическому.

Стресс – состояние организма, в основе лежат как адапB.P.Dohrenwend тивные, так и неадаптивные реакции в ответ на внутренние и внешние стимулы Социальные теории стресса предъявляемыми к индивиду, и возможными его реакциями на эти требования».

D.Mechanik борется с ситуацией и со своими чувствами, вызванными этой ситуацией. По его мнению, адаптация имеет два Системная теория стресса (поведенческая активность), ресурсы состояния, личностные характеристики, энергетические показатели.

S.Hobfoll Необходимо исходить из интегральной характеристики целостного психофизиологического состояния личности Продолжая рассматривать основные концепции стресса в отечественной и зарубежной литературе, остановимся на кратком описании моделей, основанных на положениях теорий учёных-психологов.

Психодинамическая модель, основанная на положениях теории З. Фрейда, касающаяся прежде всего понятия «тревоги», в которой описывается два типа зарождения и проявления тревоги, беспокойства. Сигнализирующая тревога возникает как реакция предвосхищения реальной внешней опасности. Второй тип – травматическая тревога – развивается под воздействием бессознательного, внутреннего источника. Наиболее ярким примером причины возникновения данного типа тревоги является сдерживание сексуальных побуждений и агрессивных инстинктов. Для описания результирующих симптомов этого состояния 3. Фрейд ввел термин «психопатология повседневной жизни» [178]. В ситуациях, способных привести к неврозу, т.е. при втором типе тревоги, «Я»

применяет механизмы психологической защиты.

Междисциплинарная модель стресса представлена в работах Н. Basowitz [199]. Определяющим, центральным моментом в разрабатываемой модели является тревога, которая описывается как «осознанные и отчетливые переживания интенсивного страха и предчувствия, представленные как внутренние происходящие и не связанные с внешней угрозой» [199, p. 5]. По мнению автора, стресс возникает под влиянием стимулов, которые вызывают тревогу у большинства индивидов или отдельных их представителей, и приводит к ряду физиологических, психологических и поведенческих реакций, в ряде случаев патологических, но возможно и приводящих к высшим уровням функционирования и новым возможностям регулирования.

Модель предрасположенности к стрессу P. Parsons [218] основана на эффектах взаимодействия наследственных и внешних факторов среды. Она допускает взаимное влияние предрасполагающих факторов и неожиданных, сильных воздействий в развитии реакций напряжения: персональная генетическая карта определяет состояние предрасположенности организма к стрессу, которое проявляется в порогах восприимчивости внешних воздействий. Между порогами восприимчивости и порогами значимых нарушений функционального состояния могут быть большие различия, что отражает эффекты приспособленности к стрессу за счет механизмов изменения гомеостатического, адаптивного и поведенческого реагирования.

Интегративная модель стресса представлена R.Scott и A. Howard [212], в которой авторы предприняли попытку объединить биохимические, физиологические, психологические и социокультурные модели стресса. Они исходят из положения, что «. каждый человеческий организм стремится к развитию характерного для него уровня деятельности и стимуляции, при котором он наиболее комфортно функционирует» [212, p. 141-160]. Центральное место в их модели занимает проблема, требующая от человека принятия решения.

Проблему они определяют как появление и воздействие на человека стимулов или условий, требующих от него превышения либо ограничения привычного уровня деятельности. Возникновение проблемы сопровождается напряжением функций организма. Если проблема не решается, напряжение сохраняется или даже нарастает – развивается стресс.

Модель психосоматического симптомообразования предложена F. Alexander [195], в ней центральное место занимает эмоциональный фактор. F. Alexander считал, что любые стимулы, воспринимаемые человеком как угрожающие, обязательно будут вызывать физиологические и психологические последствия вредного характера, особенно при наличии предрасположенности к уязвимости.

Среди психосоматических моделей следует отметить работы J.L. Janis, а также R.R. Grinker, J.P. Spliegel [209, 213], предложивших психосоматикопсихоаналитическую модель стресса. По мнению J.L. Janis, ответные реакции на стрессор обуславливаются ожиданиями человека, предварительной тренированностью, защитной стратегией и тактикой личности, уровнем тревожности, силой потребности личности в зависимости, самовосприятием собственной роли в данной ситуации. J.L. Janis различает ситуативные и постоянные факторы адаптивного поведения личности. Постоянными факторами он считает национальную и религиозную принадлежность, этническое происхождение, социоэкономический статус и др. А основными ситуативными факторами являются личностная предрасположенность, социальная основа, источник, величина и качество опасности [213].

Модель, основанная на ситуации, предложена R.R. Grinker и P. Spliegel состоит в том, что в ней акцентируется роль социальной и физической, внешней и внутренней ситуаций в стрессовой цепи «стрессор – стрессовое состояние – защитное поведение» [206, p. 337].

Модель профессионального стресса в русле когнитивного подхода предложил G.R.Hockey [211]. В контексте этой модели напряженность определяется как затруднения в сохранении (удержании) целей деятельности и связана с использованием прямого когнитивного контроля.

Модель профессионального стресса Л. Купер и М. Девидсон [81] включает сферу работы, сферу домашних условий, социальную и культурную сферы, индивидуальную сферу, а также сферу последствий профессионального стресса, представленную поведенческими реакциями, изменением некоторых личностных свойств (в частности самооценки), отклонениями в состоянии здоровья. Каждая сфера, в свою очередь, содержит определенные факторы (стрессоры), являющиеся источниками профессионального стресса.

Обобщённое представление этих научных теорий приведём в схеме 1.

Два типа зарождения, проявления тревоги, беспокойПсиходинамическая Центральный момент модели – тревога как «осознанные и отчетливые переживания, представленные как Междисциплинарна H.Basowits Предрасположеннос Предпринята попытка объединить биохимические, фиИнтегративная зиологические, психологические и социокультурные модель модели. «…каждый человеческий организм стремится R.Scott, A.Howard к развитию. Характерного для него уровня деятельности и стимуляции, при котором он наиболее комфортно Психосоматическа Модель В модели акцентируется роль социальной и физичеоснованная на ской, внешней и внутренней ситуаций в стрессовой ситуации цепи «стрессор – стрессовой состояние – защитное поR.R.Grinker ведение».

P.Spliegel Включает сферу работы, сферу домашних условий, социальную и культурную сферы, индивидуальную сферу, профессионального представленную поведенческими реакциями, измененистресса Л.Купер, В связи с предложенными основными моделями стресса, небезынтересно Каждая сфера содержит определенные факторы (стресМ.Девидсон рассмотреть два направления в психологии стресса по выяснению причин его возникновения.

Представители первого направления объективистского толка (A. Fishman, L. Udris, T. Koks) рассматривают стресс как порождение внешней ситуации или, как определяет Л.М. Аболин [1], эмоциональная ситуация отождествляется со стрессором. Иначе говоря, стресс воспринимается как реакция на какие-либо воздействия, или как сами эти воздействия.

На наш взгляд, объективистский подход не учитывает того, что внешние напряженные условия являются стрессогенными только потенциально и необязательно приведут к развитию стресса.

Субъективисты обозначают свой подход как интеракционную проблему, и представитель данного направления N.Endler (1989), рассуждая о любых проявлениях личности, в том числе о стрессе, отмечал в нем специфический способ взаимодействия субъекта с самим собой и с окружающей средой.

Основоположником субъективистского подхода считается уже упоминавшийся нами ранее Р. Лазарус [85], который обусловливал стресс двумя личностными особенностями:

1) представлениями о мире и себе и способностью брать на себя обязательства;

2) представлением о своих способностях влиять на последствия.

Лазарус и его коллеги понимали стресс как регуляционные, или двунаправленные, отношения: среда воздействует на индивида, а индивид в свою очередь влияет на среду. Р. Лазарус, развивая учение о стрессе (1956, 1970), выдвинул концепцию, согласно которой разграничивается физиологический стресс, связанный с реальным раздражителем, и психический (эмоциональный) стресс, при котором человек (на основе индивидуальных знаний и опыта) оценивает предстоящую ситуацию как угрожающую, трудную. Такая оценка вызывает эмоции и такую же адаптационную перестройку в организме, как и любой другой (механический, термический и пр.) раздражитель. «Если при физиологическом стрессе адаптационный синдром возникает в момент встречи с раздражителем, то при психическом стрессе адаптация предшествует ситуации, наступает заблаговременно» (цит. по [38, с. 11]).

В. Д. Шадриков, характеризуя стресс, определил, что «у человека самым частым стрессором являются эмоциональные раздражители. Эмоции порождают стресс (адаптационный синдром) или дистресс. В свою очередь стресс порождает эмоции» [183, с. 18].

Ю. Я. Киселев (1970) представил эмоциональный стресс как функцию величины потребности в достижении цели и субъективной оценки вероятности достижения ее (эта оценка возникает в результате отражения в сознании спортсмена, во-первых, его готовности к соревнованию и, во-вторых, отражения предполагаемых и реальных условий деятельности, в том числе представления о подготовленности противников) [70].

Не всякое эмоциональное состояние, возникающее в трудной или угрожающей ситуации, является стрессом и не всякая реакция, возникающая при стрессе, является присущей только этому состоянию и не может возникать в других ситуациях (специфические для стресса реакции – эндокринные, кардиоваскулярные и т. д. – могут сопровождать, например, усталость, болезнь и пр.) [32].

Следует отметить, что изменение гормональной деятельности под влиянием эмоционального стресса в спорте многие авторы расценивают как важнейший (если не единственный) показатель возникновения состояния стресса.

Процессуальная характеристика стресса не является сегодня еще общепризнанной и одни исследователи под стрессом понимают стресс-реакцию, а другие – стрессор («спортсмен подвержен стрессу», «спортсмен испытывает стресс»). Во всяком случае, процессуальная характеристика стресса позволяет более логично связать воедино три вида переменных в исследованиях стресса и тревоги: независимых (от внешних условий или стрессоров), промежуточных (внутренних условий, личностных и индивидуально-типологических характеристик) и зависимых (собственно стресс-реакции, эмоциональные и поведенческие сдвиги). Подобная интерпретация раскрывает перспективы изучения взаимных связей и переходов от изменчивых состояний к относительно устойчивым чертам личности, стилю индивидуальной деятельности (В.Э.

Мильман) и понимания роли индивидуально-типологических характеристик в реагировании на тренировочный и соревновательный стресс (Б.А. Вяткин) [172, с. 9].

По мнению В.В. Суворовой (1975), «хотя стресс и эмоции в некоторых случаях совпадают, все-таки эмоциональные и стрессовые состояния различаются как по содержанию этих понятий, так и по физиологическим механизмам и роли в жизни и деятельности человека» (цит. по [32, с. 10]).

Еще большие различия существуют между стрессом и состоянием утомления, которые связаны между собой значительно меньше, чем стресс и эмоции. Установлено, что стресс вызывает нарушение сенсорной активности, особенно зрительной и слуховой, подавление мыслительной деятельности, ухудшение мнемических процессов. А одна и та же напряженная ситуация вызывает у разных людей в зависимости от их индивидуальных особенностей разную степень стресса. В этой области исследований заметны различия в позициях советских и зарубежных психологов.

Достаточно распространено в области спорта понимание стресса, основанное на ситуациях. Абсолютный предел стресса, по мнению ряда авторов, достигается в наиболее ответственных соревнованиях. Ситуация соревнований – достаточно сильный стрессор независимо от физической нагрузки, которую выполняет спортсмен. Соревновательный стресс определяют как «осознаваемое несоответствие между требованиями или ожиданиями объективной соревновательной ситуации и способностью человека к соответствующему реагированию в условиях, когда неудача при решении поставленной задачи имеет серьезные последствия для него (Мак Грэт, 1970)» (цит. по [96, с. 83]).

В спортивных единоборствах стресс может выражаться как эмотивное напряжение или напряжение, связанное с решением тактических задач.

«Причем, в первом случае он возникает не только как следствие сильного эмоционального возбуждения, но и как следствие разности эмотивного напряжения соперников: спортсмен видит, что соперник перед поединком явно более спокоен, чем он сам; на одного это подействует как холодный душ, а другой впадает в еще более сильное эмоциональное возбуждение» [141, с. 34].

По результатам многих исследований, эмоциональный стресс оказывает прямое влияние на работоспособность спортсмена. Поэтому тренеру важно знать, в каком эмоциональном состоянии спортсмен приходит на соревнование. Если он переживает состояние неуверенности, страха перед сильными соперниками, излишнее волнение, эмоциональное напряжение, то его результаты ухудшаются, снижаются показатели скорости реакций, точности и качества выполнения действий, снижается требуемый ритм двигательной деятельности (Е. Генова, О.В.

Дашкевич. В. Л. Марищук, Ю. Ю. Палайма В. М. Писаренко, О. В. Черникова, Г.

Итак, в спортивной психологии, как и в общей, не существует единого подхода к понятию стресс и его происхождению. Стресс в спорте исследователи рассматривают с позиций личностных характеристик, психодинамических и нейродинамических свойств индивида, готовности спортсмена, его опыта, полового диформизма, биологических ритмов и т. д.

Соревновательный стресс многими исследователями определяется как осознаваемое несоответствие между требованиями или ожиданиями объективной соревновательной ситуации и способностью человека к соответствующему реагированию в условиях, когда неудача при решении поставленной задачи имеет серьезные последствия для него. Тревога как форма стресса, в которой когнитивная оценка опасности является первичным звеном.

Rizvi (цит. по [131]) по поводу определения стресса отметил следующее:

1. Иногда это понятие относят к состоянию беспокойства в организме, которое он стремится устранить или уменьшить.

2. Стресс рассматривается как психологические или поведенческие реакции, отражающие состояние внутреннего беспокойства или подавления.

3. Стресс определяется как событие или условие в физическом или социальном окружении, которое ведет к принятию мер по избеганию, агрессии, принятию решения об устранении и ослаблении угрожающих условий.

С. Ulrich (1960) определял стресс как состояние нарушения гомеостатического равновесия или сумму реакций, направленных на восстановление этого равновесия [223]. Для С. N. Coter (1964) стресс – это состояние организма, который воспринимает угрозу его благополучию (или целостности) и направляет всю энергию на свою защиту [201]. М. Arnold (1967) под стрессом понимал любое состояние, вызванное нарушением нормального функционирования организма [197].

Из психологических концепций стресса, в отличие от биологических (трактовка стресса как особо напряженного состояния организма, по существу, стресс-реакция на неблагоприятные воздействия), выделяется понимание стресса как процесса (Ч.Д. Спилбергер). В этой интерпретации под стрессом понимается совокупность внешних воздействий (стресс-факторов), которые воспринимаются личностью как чрезмерные требования и создают угрозу ее самоуважению, самооценке, что вызывает соответствующую реакцию (состояние тревоги) различной интенсивности. Склонность к такого рода эмоциональной реактивности характеризуется как личностная тревожность. Индивиды с высоким уровнем тревожности более подвержены влиянию стресса и склонны переживать состояния тревоги большей интенсивности и значительно чаще, чем индивиды с низким уровнем тревожности. Тревога вызывается той или иной формой стресса [95, 96]. В рамках этой концепции тревога рассматривается как последовательность когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, актуализирующихся в результате воздействия на человека различных форм стресса. Этот процесс может быть вызван внешним стрессовым раздражителем или некоторым внутренним источником, интерпретируемым субъектом как опасный или угрожающий. Некоторые авторы полагают, что предсоревновательная тревожность отражает индивидуальные различия в склонности субъекта испытывать тревогу в ситуации оценки, борьбы и сравнения [172].

Большинство как отечественных, так и зарубежных исследователей отмечают прямую однонаправленную зависимость степени выраженности тревожности и меры подверженности стрессу [18, 32, 103, 105, 109].

Проблеме стресса довольно большое внимание уделено в работах отечественных исследователей Ю.А. Александровского (1992),, А. Бернар (1994), Ф.Е. Василюк (1984), Э.М. Рутмана (1990), Д. Фонтана (1995), В.Н. Карандашева (1993), В.В Собольникова (1996), Ц.П. Короленко (1999), А.А. Реан (2006) и многих других.

Учитывая ведущую роль центральной нервной системы в формировании общего адаптационного синдрома, К.И. Погодаев определяет стресс как состояние напряжения или перенапряжения процессов метаболической адаптации головного мозга, ведущих к защите или повреждению организма на разных уровнях его организации посредством единых нейрогуморальных и внутриклеточных механизмов регуляции [127].

По мнению В.А. Бодрова, любая разновидность психологического стресса (личностного, межличностного, семейного, профессионального и т.п.) является в своей основе информационной [23]. Источником его развития служат внешние сообщения, информация о текущем (реальном) и предполагаемом, вероятном воздействии неблагоприятных событий, их угрозе, или «внутренняя» информация в форме прошлых представлений, извлекаемых из памяти сведений о «травмирующих» психику событиях, ситуациях и их последствиях [62].

Под эмоциональным стрессом Г.Н. Кассиль (1983) [68], М.Н. Русалова (1979) [149], Л.А. Китаев-Смык (1983) [71] и некоторые другие исследователи понимают широкий круг изменений психических и поведенческих проявлений, сопровождающихся выраженными неспецифическими изменениями биохимических, электрофизиологических показателей и другими реакциями.

Ю.А. Александровский с эмоциональным стрессом связывает напряжение барьера психической адаптации, а патологические последствия эмоционального стресса – с его прорывом [4]. Ф.П. Космолинский указывает, что «эмоциональный стресс является поведенческой реакцией организма, в формировании которой участвуют кора головного мозга, то есть сознание, мотивация, отношения, установки и другие психофизиологические процессы, определяющие направленность эмоциональных реакций и их качественное своеобразие» [79, с. 18].

Г. Л. Комендантов и Н.А. Разсолов определяют стрессовое состояние как предельное напряжение нервных и гуморальных регуляторных механизмов и различают две формы стресса: первая связана с напряжением корковых нервных процессов при выполнении «трудной деятельности», вторая – с вегетативной сферой (уравновешивание с необычной внешней средой) [76].

Ю.С. Савенко определяет психический стресс как «состояние, в котором личность оказывается в условиях, препятствующих ее самоактуализации». П.

Фресс [190] предлагает называть стрессом особый вид эмоциогенных ситуаций, а именно употреблять этот термин применительно к ситуациям повторяющимся, или хроническим, в которых могут появиться нарушения адаптации». По мнению С.А. Разумова, эмоциональный стресс – реактивное состояние, развивающегося под влиянием эмоциональных, мотивационных и интеллектуальных стрессов, обусловленного особенностями личности и выражающегося в значительном нарушении гомеостазиса [136].

Читайте также:  Если стресс превышает критический уровень то он превращается в

Под стрессом Ю.М. Орлов понимает состояние, когда организм обнаруживает, что имеющиеся в его распоряжении средства приспособления, избавления от угрозы неэффективны, недостаточны, несоразмерны требованиям ситуации, – состояние, когда организм осознает угрозу, но не может принять решение: или падать, или бежать [122].

Другой подход к проблеме стресса представлен учеными Л.Х. Гаркави, Е.Б. Квакиной, Т.С. Кузьменко и А.И. Шихляровой. По их мнению, стресс характеризуется резким рассогласованием работы подсистем на всех иерархических уровнях, деградацией или дегенерацией одних элементов, гиперстимуляцией других, десинхронизацией работы сопряженных элементов, несоизмеримостью затрат и результата. «Стресс – архетип поломки сложной системы, процессы самоорганизации, в которой нарушаются и сменяются процессами дезорганизации. Стресс – это реакция на стрессор, чрезвычайный раздражитель, а не на любой раздражитель вообще. Если стресс становится хроническим, то целесообразности тем более в этом нет: нарастает энтропия, а степень открытости системы убывает, десинхронизация увеличивается, вплоть до гибели системы (организма)» [35, с. 258]. Основой хронического стресса, на взгляд авторов, может являться «переактивация и антистрессорные реакции низких и очень низких уровней реактивности» [35, с. 10]. Условно авторами все уровни реактивности делятся на четыре группы: очень низкие, низкие, средние и высокие. В каждой группе уровней реактивности учитываются: стресс, тренировка, спокойная и повышенная активация; а на низких и очень низких – еще и переактивация. Таким образом, получается восемнадцать различных состояний [35, с. 68]. «Наличие стресса на разных уровнях реактивности, особенно мягкого стресса высоких уровней реактивности говорит о том, что стресс не только реакция полома, но отдельный архетип, лежащий в основе приспособлений организма не только к сильным по абсолютной величине, но и неадекватных, повреждающих воздействий» [35, с. 258]. По мнению Гаркави Л.Х., «…поскольку стресс характеризуется десинхронизацией при гиперсинхронизации отдельных подсистем, разбалансировкой психоэмоционального состояния с чертами агрессии или депрессии, то влияние стресса должно выражаться в дезорганизующем действии, а в определенном спектре частот (стрессорных) – и резонансным эффектом. Кроме того, некоторый элемент дезорганизации вносят напряженные антистрессорные реакции. Много людей, в том числе молодых, находятся в реакции переактивации» [36, с. 141].

Свой подход в понимании стресса продемонстрировал Л.А. Китаев-Смык (1983), подчеркнув, что «стресс является плюрикаузальным синдромом» [71, с. 51]. По С. Н. Орловой, стресс (повышенная эмоциональная напряженность) – эмоциональное состояние, характеризующееся временным понижением устойчивости различных психических функций (памяти, внимания и т.д.), координации движений и работоспособности [123]. В.А. Ганзен, Е.П. Ильин и В.И. Медведев рассматривают состояние стресса как полидетерминированное, интегральное качество личности и применяют при его описании системный подход [34; 56; 99]. С проникновением в психологию идей обратной связи стресс стал пониматься как потеря устойчивости системы в связи с нарушением саморегуляции.

Анализируя различные теории и подходы к изучению проблемы стресса, отметим, что большинство исследователей определяют стресс как состояние, реакцию и напряженность, которые связаны с влиянием внешних и внутренних факторов, стимулов и условий, вызывающих психологические и физиологические последствия, сопровождающиеся напряжением функций организма.

В работах, где изучаются психологические проблемы стресса, доказывается зависимость поведения во время стресса от степени значимости ситуации и психологической структуры личности (отношение человека к трудностям в работе, успеху и неудаче, уверенности и неуверенности в своих силах, направленности личности, уровня ее притязаний и реальных возможностей и т.п.).

Физиологические изменения, происходящие в организме человека в ответ на стрессовые воздействия, в действительности являются лишь следствием уже вызванных им эмоциональных переживаний. Без эмоциональных переживаний физиологические изменения не происходят, даже если стресс заканчивается физиологической травмой. Следовательно, эмоциональный стресс является для человека такой угрозой, эмоциональные переживания которой оказывают влияние на физиологические изменения и способность осуществлять свою деятельность. Эмоциональный стресс требует учета таких моментов, как значимость ситуации для субъекта, интеллектуальные процессы и личностные особенности. Эти психологические факторы обусловливают и характер ответных реакций.

Опираясь на когнитивную теорию стресса Р.Лазаруса и определение стресса Ю.М.Орлова, мы рассматриваем эмоциональный стресс как состояние личности в экстремальной ситуации, запускаемое интеллектуальным процессом и выражающееся в переживании отрицательных эмоций (вина, обида, стыд, страх неудач, зависть и др.)..). В частности, мы рассматриваем интеллектуальный процесс как определение значимости ситуации в возникновении стресса, а степень скоррелированности внутриличностных компонентов – как показатель величины психического напряжения.

Под эмоциональным стрессом мы понимаем состояние личности в экстремальной ситуации, запускаемое интеллектуальным процессом, выражающееся в переживании отрицательных эмоций, в котором значимую роль играют компоненты личности.

Психическое напряжение определяется как объективная характеристика взаимосвязи внутриличностных компонентов, оказывающих влияние на восприятие себя, окружающей действительности, качество деятельности и образа жизни в целом. Степень скоррелированности внутриличностных компонентов является показателем величины психического напряжения. Психическое напряжение личности является базовой предпосылкой в возникновении эмоционального стресса и суммируется во времени при отсутствии разрядки через осознавание эмоций, их выражение, а возможно, и реальные жизненные изменения [179].

Следует отметить, что так же, как и в общей психологии, в спортивной термины «стресс» и «психическая напряженность» рассматриваются как синонимы, хотя традиция приписывает термину «стресс» отрицательный смысл [133]. Мы предлагаем рассматривать стресс как целостную реакцию спортсмена на предполагаемую угрозу, проявляющуюся в отрицательных эмоциональных переживаниях (стыд, вина, обида и др.) и физиологических сдвигах.

Широкий диапазон представленных определений стресса, выявленных различными авторами, позволяет нам выстроить их трактовки в схеме 2.

C.Ulrich состояние наруСтресс как процесс: сошения гомеостатическовокупность внешних го равновесия или его восстановления.

C.N.Coter состояние ганизма.

M.Arnold любое состояличная тревожность.

ние, вызванное нарушениТревога вызывается ем функционирования ортой или иной формой ганизма

Как мы убедились анализируя различные теории и подходы в изучении проблемы стресса, большинство исследователей определяют стресс как состояние, реакцию и напряженность, которые связаны с влиянием внешних и внутренних факторов, стимулов и условий, вызывающих психологические и физиологические последствия, сопровождающиеся напряжением функций организма.

Итак, существующие теории, модели стресса в основном прописаны в терминах адаптации, а причины стресса обусловлены субъективной и объективной реальностью.

Как в общей психологии, так и в спортивной не существует единого подхода к понятию стресс и его происхождению. Стресс в спорте исследователи рассматривают с позиций личностных характеристик, психодинамических и нейродинамических свойств индивида, готовности спортсмена и его соревновательного опыта, биологических ритмов и т. д.

1.2 Проблема стрессоустойчивости личности спортсмена В соответствии с представлениями о стрессе развивалась и проблема стрессоустойчивости, которая в психологической науке рассматривается как необходимая характеристика целостного процесса адаптации (А.А. Баранов, В.М. Генковска, Л.Г. Дикая, В.Г. Норакидзе, Н.Д. Левитов, В.И. Моросанова, О.А. Конопкин, К.К. Платонов, Я. Рейковский и др.).

В общепсихологическом плане проблема стрессоустойчивости представлена в рамках теорий личности (G. Allport, H. Eysench, R. Cattell, C. Rogers и др.), теории мотивации достижения (D. McClelland и др.), теории гомеостаза (У. Кеннон) и стресса (Г. Селье), теории адаптационно-трофического значения симпатической нервной системы (Л.А. Орбели), теории темперамента и свойств нервной системы (И.П. Павлов, В.Д. Небылицын, и др.) теории надежности деятельности (Б.Ф. Ломов и др.), теории интегральной индивидуальности (В.С. Мерлина), концепции профессионального самосознания (Л.М. Митина) [19].

Некоторые авторы рассматривают стрессоустойчивость с функциональных позиций как феномен, оказывающий влияние на продуктивность, результативность, сохранность, стабильность, успешность и др. деятельности (A.

Lehtonen), через призму идей самоорганизации с учётом принципов гетеростаза (саморазвитие и самореализация личности как необходимое условие ее существования) и гомеореза (ориентация на удержание целостности системы, самоорганизацию, как способа бытия).

Понятие стрессоустойчивости в спорте в основном сводится к понятию эмоциональной устойчивости. Важно отметить, что большинство исследователей под эмоциональной устойчивостью понимают свойство или качество личности, способствующее высокой продуктивной напряженной деятельности. Как и у понятия стрессоустойчивость в определении эмоциональной устойчивости существует неоднозначность формулировок.

М.В. Грицаенко в своем исследовании эмоциональную устойчивость определяет как системное качество личности, приобретаемое индивидом и проявляющееся в напряженной деятельности, эмоциональные механизмы которой получают свою определенность в структуре системы саморегуляции [45, с. 58]. Общим во всех подходах к понятию эмоциональная устойчивость является то, что, по мнению исследователей, высокая или сильная эмоциональная устойчивость определяет высокую или повышенную продуктивность деятельности в условиях стресса, низкая или слабая эмоциональная устойчивость – ухудшение и снижение ее.

В настоящее время ученые выделяют три следующих направления в исследовании стрессоустойчивости: традиционно-аналитическое, системно-регулятивное и системно-структурное (цит. по [92, с. 45]).

Традиционно-аналитическое направление опирается на «членение» психики по признаку качественного своеобразия на познавательные, эмоциональные и волевые процессы. В данном направлении психологические детерминанты стрессоустойчивости раскрываются через частные оценки устойчивости отдельно рассматриваемых психических процессов и свойств, например, атенционных, мнемических и других. И чем выше уровень развития этих характеристик, тем выше вероятность успешной адаптации, тем значительнее диапазон факторов внешней среды, к которым индивид может приспособиться [15].

Системно-регулятивное направление предполагает «вычленение» психических процессов в связи с их непосредственной функцией в регуляции деятельности. В данном направлении психические процессы рассматриваются как функциональные звенья (регулирующие функции), образующие систему психической регуляции деятельности. Осознанная регуляция понимается как системно-организованный процесс внутренней психической активности человека по инициации, построению, поддержанию и управлению разными видами и формами произвольной активности, непосредственно реализующих достижение принимаемых человеком целей. От степени совершенства процессов регуляции зависит успешность, надежность, продуктивность, конечный исход любого акта произвольной активности [92].

Системно-структурное направление предполагает наличие признака устойчивости как способности сохранять себя в условиях изменяющейся, в некоторых пределах среды. Закономерности индивидуального развития не могут быть полностью выявлены, если рассматривать устойчивость к стрессу только как сохраняемость определенных состояний. Устойчивость, в отличие от сохранения, носит активный характер, то есть выражает, как замечает В.М.

Генковска, «… момент сопротивления, который проявляет данная система к внешним воздействиям» [37, с. 6]. Можно определить устойчивость как особую организацию существования личности как системы, которая обеспечивает максимально эффективное ее функционирование. Соответственно, стрессоустойчивость можно считать частным случаем психической устойчивости, проявляющейся при действии стресс-факторов. Тогда специфичность стресс-агентов будет определяться конкретным видом деятельности.

В системно-интегративной теории Dantzer R. и Kelly К. отражаются принципы саморегуляции организма путем сопоставления текущего состояния системы с его относительно стабильными нормативными значениями [202].

Внешним раздражителем является чувство тревоги, беспокойства, которое несет информацию к системе управления. Когда уровень тревоги достигает значений экстремальных воздействий, то есть существенно превысит значения умеренного напряжения, система включает механизмы саморегуляции для восстановления нормального состояния. Эта реакция является рациональной с точки зрения предупреждения стресса [202].

В научной литературе имеются исследования, свидетельствующие о значительной роли стрессоустойчивости при осуществлении различных видов деятельности (А.Р. Ратинов, А.В. Дулов, В.Л. Васильев под руководством Р.В.

Габдреева, в работах Э.Р. Яппаровой, А.В. Веденникова, А.П. Кузьмина и др.) [152, 174].

Определение стрессоустойчивости В рамках теории личности Б.Х. Варданян определяет стрессоустойчивость как особое взаимодействие всех компонентов психической деятельности, в том числе эмоциональных [16, 26]. Он пишет, что стрессоустойчивость «. можно более конкретно определить как свойство личности, обеспечивающее гармоническое отношение между всеми компонентами психической деятельности в эмоциогенной ситуации и, тем самым, содействующее успешному выполнению деятельности» [16, с. 542]. Б.Х. Варданян условно выделяет два способа психической регуляции: «внутренний» и «внешний». К «внутренним»

способам он относит такие приемы преодоления эмоциогенной ситуации, которые адресованы внутренним субъективным факторам возникновения этой ситуации. Способы же «внешнего» преодоления направлены на устранение внешних условий возникновения эмоциогенной ситуации [16].

П.Б. Зильберман [27], говорит о том, что устойчивость может быть нецелесообразным явлением, характеризующим отсутствие адекватного отражения изменившейся ситуации, свидетельствующим о недостаточной гибкости, приспособляемости. Он же предлагает свою и, на наш взгляд, одну из самых удачных трактовок стрессоустойчивости, понимая под ней «. интегративное свойство личности, характеризующееся таким взаимодействием эмоциональных, волевых, интеллектуальных и мотивационных компонентов психической деятельности индивидуума, которое обеспечивает оптимальное успешное достижение цели деятельности в сложной эмотивной обстановке» [27, с. 152].

Близкое по сути определение стрессоустойчивости с позиций теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлина [101] предлагает в своем диссертационном исследовании В.С. Субботин. Он пишет: «стрессоустойчивость – это индивидуальная психологическая особенность, заключающаяся в специфической взаимосвязи разноуровневых свойств интегральной индивидуальности, что обеспечивает биологический, физиологический и психологический гомеостаз системы и ведет к оптимальному взаимодействию субъекта с окружающей средой в различных условиях жизнедеятельности и деятельности»

Я. Рейковский считает, что некоторым лицам свойственна высокая степень стрессоустойчивости из-за низкой эмоциональной чувствительности [139, с. 263]. Поэтому для того, чтобы вызвать у них проявления эмоционального возбуждения, необходимо применять более сильные раздражители. Следовательно, в определение понятия «стрессоустойчивость» Я. Рейковский включает параметр чувствительности к эмоциогенным раздражителям.

К.К. Платонов, высказываясь об устойчивости, считал, что «решающим является не сама по себе большая или меньшая эмоциональная возбудимость, а большее или меньшее отрицательное влияние на навыки, на деятельность человека» [78, с. 13]. Несколько позже К.К. Платонов и В.Л. Марищук расширили определение. В более широком аспекте «стрессоустойчивость – это способность управлять своими эмоциями, сохранять высокую работоспособность, осуществлять сложную или опасную деятельность без напряженности, несмотря на эмоциогенные воздействия» (цит. по [92, с. 43]).

Е.А. Милерян под стрессоустойчивостью понимает с одной стороны, невосприимчивость к эмоциогенным факторам, оказывающим отрицательное влияние на психическое состояние человека, а с другой стороны – способность контролировать и сдерживать возникающие астенические эмоции, обеспечивая тем самым успешное выполнение необходимых действий (цит. по [21, с.56]).

Под стрессоустойчивостью В.М. Писаренко предлагает понимать «… способность отвечать на напряженные ситуации таким изменением эмоционального состояния, которое приводит не к уменьшению, а к увеличению работоспособности». По мнению автора устойчивости к стрессу сопутствует высокая степень автоматизации (цит. по [92]).

На взгляд А.А. Реана, «ведущая роль в системе противодействия стрессу принадлежит процессу истинной (реальной) адаптации, которая заключается в продуктивном разрешении проблемных ситуаций и задач» [137].

Л.М. Аболин считал, что «устойчивость к стрессу – это свойство, характеризующее индивида в процессе напряженной деятельности, отдельные эмоциональные механизмы которого, гармонически взаимодействуя между собой, способствуют успешному достижению поставленной цели» [1, 2, 3].

С.М. Оя, рассматривая стрессоустойчивость с функциональных позиций как феномен, оказывающий влияние на продуктивность, результативность, сохранность, стабильность, успешность и др. деятельности [215], определяет стрессоустойчивость как способность быть эмоционально стабильным, то есть иметь незначительные сдвиги в величинах, характеризующих эмоциональные реакции в различных условиях деятельности [74].

Некоторые ученые считают, что устойчивость к стрессу связана с особенностями нейропсиходинамики не сама по себе, не прямо и непосредственно, а в зависимости от целого ряда индивидуальных и личностных особенностей – мотивов, отношений личности, особенности психических процессов. Данную информацию приведём в сжатой наглядной форме в третьей схеме.

«… способность отвечать на напряженные ситуации таким изменением эмоционального состояния, которое приводит… к увеличению работоспособности». Сопутствует высокая степень автоматизации.

«Ведущая роль в системе противодействия стрессу принадлежит процессу истинной (реальной) адаптации, которая заключается в продуктивной разрешении проблемных ситуаций и задач.

«… это свойство, характеризующее индивида в процессе напряженной деятельности, отдельные эмоциональные механизмы которого, гармонически взаимодействуя между собой, способствуют успешному достижению поставленной цели».

Способность быть эмоционально стабильным, т.е. иметь незначительные сдвиги в эмоциональных реакциях.

Как следует из всех приведенных определений стрессоустойчивости, данный феномен (качество, черта, свойство) рассматривается, в основном, с функциональных позиций, как характеристика, влияющая на продуктивность (успешность) деятельности. И только в определениях Б.Х. Варданяна и С.В.

Субботина прослеживается идея о двойственной природе стрессоустойчивости. Эта особенность проявляется в рассмотрении стрессоустойчивости как свойства, влияющего на результат деятельности (успешность-неуспешность) и как характеристики, обеспечивающей гомеостаз личности как системы. А с этих позиций можно рассматривать стрессоустойчивость как показатель деятельностный и личностный.

Из многообразия определений понятия «стрессоустойчивость», представленных современной психологической наукой, мы выделили следующие характеристики этого понятия:

— стрессоустойчивость сводится к понятию эмоциональной устойчивости (В.Э Мильман, В.Г. Норакидзе, Л.С. Славина, В.Л. Марищук, О.А. Черникова, R.B. Cattell, I.P. Guilford, П. Фресс и др.);

— стрессоустойчивость рассматривается с функциональных позиций как качество, черта, свойство, влияющее на характер деятельности (С.М. Оя, К.К.

Платонов, Я. Рейковский, Е.А. Милерян, В.М. Писаренко, А.А. Реан, О.А. Сиротин и др.);

— стрессоустойчивость определяется как интегральная, комплексная характеристика, включающая различные психологические, физиологические и поведенческие компоненты (Б.Х. Варданян, В.С. Субботин, Л.М. Аболин);

— стрессоустойчивость характеризуется как способность управлять своими эмоциями, сохранять высокую работоспособность, осуществлять сложную или опасную деятельность без напряжённости, несмотря на эмоциогенные воздейстьвия (К.К.Платонов, В.Л.Марищук).

Пристальное внимание спортивные психологи направляют на поиски средств борьбы с отрицательным стрессом (Ю.Л. Ханин, Ю.А. Коломейцев, Н.А. Худадов, Е.Б. Самсонов и др.). Как правило, исследователи в спортивной психологии часто вместо понятия стрессоустойчивость используют толерантность к стрессу, которая формируется на базе определенных личностных свойств [141, с. 4]. На наш взгляд это суть одного и того же явления.

А.В. Родионов ставит проблему толерантности к стрессу как показателя надежности спортсмена, выделяя общие, типовые и индивидуальные особенности стресс-толерантности как различные уровни требований, предъявляемые к человеку, включенному в значимую деятельность. А.В. Родионов предполагал, что толерантность к стрессу есть проявление гомеостатических механизмов в процессе адаптации к условиям стресса и что она определяется индивидуальным стереотипом.

По утверждению некоторых авторов у высококвалифицированных спортсменов с возрастом личностная тревожность повышается, а следовательно, устойчивость и стресс-толерантность понижается (В. Гошек, 1968; Л.Д.

Спортивная деятельность будет успешной, если она протекает на фоне оптимального для данной деятельности уровня эмоционального возбуждения.

Антистрессовую устойчивость О. П. Карпова [67] понимает как результат развития адаптации, вследствие которой организм приобретает новое качество, а именно адаптацию в виде резистентности, устойчивости к стрессорному влиянию, тренированность, новые навыки. Для нормализация психического состояния, смягчения отрицательных влияний чрезмерной психической напряжённости и активации восстановительных процессов в эмоциогенных ситуациях соревнований, она предлагает психическую подготовку, умение управлять собой, что на ее взгляд повышает эмоциональную устойчивость и резистентность организма к неблагоприятным факторам.

В.А. Файвишевский [176] предлагает антистрессовую устойчивость понимать как результат развития адаптации, вследствие которой организм приобретает новое качество, а именно адаптацию в виде резистентности, устойчивости к стрессорному влиянию, тренированность, новые навыки. Повышение устойчивости к какому-либо одному фактору риска (вызвавшему первоначальную адаптацию), одновременно повышает устойчивость и к другим повреждающим факторам риска. Степень эмоционального стресса следует оценивать на основе комплексного и одновременного изучения психических и физиологических компонентов [176, с. 433-445].

В экстремальных ситуациях исследователи и практики единодушно отмечают межиндивидуальные различия поведения субъекта, обозначая высокую реактивность на сверхсильные раздражители терминами «предрасположенность, индивидуальная уязвимость или неустойчивость» субъекта к стрессу (Ю.Л. Ханин, 1976; Ch. Spielberger, 1972, 1983; Дж. Хэссет, 1981; В.П. Казначеев, С.В. Казначеев, 1986; Л.М. Аболин, 1987; 1991; Б.А. Вяткин, 1993;

Т.Ф. Базылевич, 1998; В.А. Иванников, 1998; А.Ф. Бондаренко, 2000 и др.).

Эффект индивидуальной уязвимости к стрессу учитывается в международном глоссарии расстройств поведения последней редакции (Ю.Л. Нуллер, С.Ю. Циркин, 1994; и др.) [69, с. 1-7].

Пробелы в образовании и интеллектуальном развитии сказываются на эффективности деятельности высококвалифицированных спортсменов, так как развитый интеллект является одной из предпосылок устойчивости к стрессу (Г.Б. Горская) [44], а также фактором нахождения индивидуальных резервов наращивания мастерства, оптимизации психологической стоимости спортивных достижений (А.В. Родионов) [141].

Стрессоустойчивость во многом определяют индивидуальные особенности и стиль мышления личности спортсмена в стрессогенных условиях (И.В.

Харитонова, 1997; К.В. Павлов, 1995; Ц.П. Короленко, 1978) [151].

Анализ понятия «стрессоустойчивость» выявил, что существующие теории и модели стрессоустойчивости в основном прописаны в терминах адаптации, Многие исследователи связывают устойчивость к стрессу с результирующей стороной деятельности – продуктивностью.

В нашей работе стрессоустойчивость представлена в рамках концепции о сущности, структуре и динамике психологической системы деятельности В.Д.Шадрикова [184, 185], теории психологической регуляции О.А.Конопкина и когнитивной теории стресса Р.Лазаруса и Ю.М.Орлова.

Рассмотрим, какое место занимает стрессоустойчивость в общей архитектуре психологической системы деятельности.

В потребностно-мотивационном компоненте стрессоустойчивость проявляется как основа адекватного определения ситуации (угрожает ли она моему «Я», какая потребность стала мотивом и каким мотивом в данной ситуации). Известно, что блокирование аффилиации (общения) вызывает чувство одиночества, отчужденности, порождает фрустрацию [121].

Ю. М. Орлов потребность в аффилиации советует «понимать не буквально, – в смысле желания человека общаться с другими людьми, а содержательно, – в смысле стремления выразить отношение к миру и к самому себе, как к общественному существу». (Цит. по [51]) Потребность в аффилиации еще можно назвать потребностью в признании, человек хочет, чтобы его замечали, уважали, восхищались любили. Чем сильнее мотив аффилиации у спортсмена, тем сильнее страх проиграть на соревнованиях, остаться незамеченным.

Потребность в доминировании – это «стремление влиять на других, контролировать их поведение, навязывать другим свои взгляды, отношения, вкусы, стиль, способы решения проблем в совместной деятельности, убеждать других, быть авторитетным» [171, с. 42]. Потребность в доминировании развивается в приспособлении к собственному сообществу. Потребность в доминировании проявляется в деятельности, целью которой является усиление влияния на других, контроль и активное влияние на социальную ситуацию.

Однако потребность в доминировании может проявляться во власти ради самой власти, в желании вступать в споры и дискуссии не ради истины, а ради обнаружения своего превосходства и правоты, поучать, поощрять и порицать других, склонность быть первым, превосходить других в практической и интеллектуальной деятельности [171].

А. И. Розов [142] исследуя стремление к превосходству, говорит, что оно обеспечивается наличием всевозможных привилегий, и этим мотивировано желание продвигаться вперед по служебной лестнице и достигать на ней все более высокого положения. Оборотной стороной стремления к превосходству А.И. Розов называет зависть, которая возникает у человека по отношению к тем, кто добивается явных преимуществ.

Критическое отношение к «авторитетам» сопровождается чувством вины и страха перед наказанием, что является постоянным эффективным тормозом, сдерживающим выход за пределы конформистских стереотипов [171].

Под потребностью в достижениях понимают стремление личности улучшить результаты своей деятельности (соревнование с самим собой), получить уникальные результаты или быть включенным в достижение далеких целей.

Эмоциональное содержание этой потребности проявляется в положительных чувствах, представляющих собой реакцию, с одной стороны, на обнаружение рассогласованности между уровнем прошлого и настоящего исполнения дела, и, с другой стороны, на устранение этого рассогласования. Стремление получить удовлетворение путем устранения этого рассогласования и составляет стимулирующий аспект потребности в достижениях. A. W. Allport определяет мотивацию достижения как: «потребность преодолевать трудности, развивать силы, стараться сделать что-то трудное как можно лучше и как можно быстрее» [196, p. 80-81]. Потребность в достижениях связана с потребностью в познании и с потребностью в собственной ценности.

Мотивация достижения в переводе с французского означает побудительную причину. Это одна из разновидностей мотивации деятельности, связанная с потребностью индивида и добиваться успехов избегать неудачи. Потребность в достижениях, согласно Atkinson и Мс Clelland [198, 216] состоит из двух основных компонентов: стремление к успеху и избегания неудачи. Избегание неудачи может вследствие неблагоприятного опыта личности превратиться в самостоятельное стремление, которое характеризуется тем, что любая ситуация, ориентированная на достижения, порождает у субъекта ожидание неудачи и предвосхищение отрицательных переживаний, связанных с этим. «Актуализация стремления к избеганию неудачи в ситуации, ориентированной на достижение, обнаруживается в возбуждении тревоги и беспокойства, вызываемых страхом неудачи» [151, с. 56].

Индивиды, мотивированные на успех, проявляют тенденцию возвращения к решению задачи, в которой они потерпели неудачу, а изначально мотивированные на неудачу – избегания ее, желание больше к ней не возвращаться. «Люди, изначально настроенные на успех, после неудачи обычно добиваются лучших результатов, а люди, настроенные на неудачу, лучших результатов добиваются после успеха» [171, с. 56-57].

В компоненте цели стрессоустойчивость проявляет себя в осознавании реалистичности цели, ожиданий относительно результата и поведения партнера по общению, а также в осознании источников возникновения отрицательных эмоций в результате рассогласования ожиданий, образов желаемого и реального результатов деятельности. Критериями реалистичности цели являются ее достижимость для конкретного субъекта в конкретной ситуации. Адекватно поставленная цель -залог положительных эмоций в деятельности и общении.

Выделение и осознание целей представляет собой не автоматически происходящий и не одномоментный акт, а относительно длительный процесс апробирования целей действием и их предметного наполнения. Другая важная сторона целеобразования состоит в конкретизации цели, в выделении условий ее достижения. Развитие психологического понимания цели отмечается в работах К.А. Альбухановой-Славской [10], В. Д. Шадрикова [182] и др.

В компоненте принятия решения стрессоустойчивость обеспечивает адекватный ситуации выбор программы поведения или поступка. Выделяют три типа решений: интеллектуальные, волевые и эмоциональные [147].

Блок принятия решения во многом связан с жизненными установками, мировоззрением субъекта, сложившейся системой ценностей и т.д. [114]. Знания об эмоциях, потребностях и мотивах за счет механизмов рефлексии и саморегуляции позволяет принимать осознанные решения. Детерминированными решениями являются алгоритмизированные процедуры обработки данных. Алгоритмы «работы» с негативными эмоциями предлагает саногенная рефлексия (речь о ней пойдёт в следующей главе). Это и есть детерминированные решения. Вероятностные же решения – это импульсивные решения, которые принимаются неосознанно на основании наработанных ранее схем поведения. Возникает риск появления неадекватных и неадаптивных стратегий поведения, то есть защитных механизмов.

В реализации программы деятельности стрессоустойчивость проявляется в функции регуляции деятельности в соответствии с выбранной программой. Поскольку деятельность состоит из ряда последовательных действий, то, в сущности, каждое действие будет разворачиваться по общей схеме деятельности. Поэтому, достигая цели в каждом действии, субъект будет испытывать определенные эмоции, которые и сигнализируют о соответствии результата цели и программе действий. Правильная оценка возникших эмоций помогает скорректировать программу деятельности [167].

В компоненте индивидуальные качества субъекта деятельности стрессоустойчивость проявляет себя в оптимальном уровне личностной и ситуативной тревожности, интернальном локусе контроля, низком уровне защитной рефлексии по поводу переживаний эмоций обиды, вины, зависти и страха неудачи, способности отвечать на стрессогенную ситуацию адаптационной реакцией активации и тренировки.

На взгляд С.Н. Морозюк, личности с высоким рефлексивным самосознанием присущ высокий уровень интернальности, а личности с «погруженным состоянием сознания» — экстернальности.

Потребность в достижении для интерналов, как указывает О. П. Елисеев [51], имеет тенденцию к повышению значений личностной тревожности, что является предпосылкой для возможной большей фрустрированности и меньшей стрессоустойчивости в случаях серьезных неудач.

Свёртывание мыслительного содержания о месте стрессоустойчивости в общей архитектуре психологической системы деятельности представлено нами в наглядных образах схемы 4.

I. Потребностно-мотивацион- Проявление стрессоустойчивости ный компонент Понимать не буквально (в смысле желания ченавязывать свои взгляды, вкуловека общаться), а содержательно (в смысле выразить свое отношение к миру и к себе).

источник